Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



В мастерской Часть 3

Июль 21, 2010 Автор: radzimaby Рубрика: Без рубрики

А перед ней высокий и сухощавый, чуть ссутуленный человек — тот, кто повелевает ею.
Он приходит сюда к восьми утра. Как на рабе учреждение или на предприятие, точно, без опозданий. Савицкий всегда пунктуален. «Богемный» стиль жизни ему не импонирует. Ему чужды всякая безалаберность, бессистемность, суетливость, из всего этого складывается один из наихудших с точки зрения Михаила Андреевича, недостатке безответственность. Напротив, не только важнейшим человеческим качеством, но и своего рода мерилом личностной ценности он считает Ответственность за слова, дела, поступки — вообще за линию жизненного поведения. Немыслимую, конечно, без волевых свойств.
Савицкий так привык командовать собой, само вдохновение ему подвластно. Давно замечено — как прихотливая гостья: ленивых редко посещает, зато благосклонно к труженикам, некоторые неискушенные в творчестве представляют себе вдохновение как нечто нисходяще художника извне, то Михаил Андреевич неустанно доказывает внутреннее — стало быть, и волевое – происхождение таинственного феномена. Годы да показали, что рождается это удивительно стояние в напряженной работе над художественным произведением. И тут Савицкий — один из а жестких рационалистов.
Приходя в мастерскую, он четко знает, что должен сделать сегодня. В конце дня определяет задание на завтра. Примерно представляет, будет занят через месяц. А есть замыслы на длинное время, на годы. Когда-то зарождались планы, которые уже выполнены или воплощаются сейчас!
Савицкий пишет картины не по безотчетно непосредственному влечению сердца. Его творчество не импульсивно и не зависит от случайно Столь осознанно и планомерно может строить здание творческого бытия лишь художник, который должен сказать нечто очень значительное, необходимое, извлеченное из уроков, преподанных жизнью. И ему надо успеть высказаться в отпущенные судьбой сроки… Поэтому время дорого и ничем не восполнимо. Оттого-то и расходовать его приходится расчетливо, бережно.
И все равно течет оно стремительно. Только начался день — за работой его не видно — уже вечер. Михаил Андреевич и смену времен года как будто не замечает. В сторонке у холстов круглый год стоят валенки. Одет бывает одинаково — как зимой, так и летом. Только излюбленную рубаху-косоворотку порой заменяет свитер, а иногда поверх над меховую безрукавку.