Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



«Налог за счастье». Глава 41 . Часть 1

Апрель 18, 2012 Автор: radzimaby Рубрика: Роман, Светлана Чарная

« Я думаю , как прекрасна Земля ,

И на ней – человек.

И сколько с войной несчастных

Уродов теперь и калек !»

С.Есенин.

То что всех спишет война – это точно. Но вот все ли она спишет ? Это не война , а скорее обычная жизнь спишет все и всех. Тут и войны никакой не надо – попадешь под каменные жернова жизни – такая мука будет. Мука и мука. Это как у Чехова в его рассказах ; когда люди едят , пьют , разговаривают ,   смеются – незаметно рушатся их судьбы. А когда они спохватываются , оказывается что судьбы уже разрушены  и никакой реанимации  не подлежат. И избежать этих каменных жерновов может только тот , кто сам каменный. Или у кого душа каменная. Вот вторые как-то умеют обходить эти жернова. Наверное , за них черти в аду молятся  или за свою принимают.

Полина вдруг вспомнила тот день , когда поехала с отцом на Чижовское кладбище  на бабушкину могилку. И возвращаясь назад , шли они по центральной аллее – по « афганской аллее» и  читали имена и фамилии мальчишек. Когда бабушка была жива , она не раз говорила что не могла спокойно ходить и читать эти имена и фамилии и все говорила что здесь должны лежать те , кто этих пацанов послал  туда. А отец ей говорил : « Мама , пусть ничьи дети здесь е лежат , пусть лучше они ходят по земле босыми ногами.»

И тут Полина увидела медальон , с которого смотрела смеющаяся девушка. Длинные волосы цвета переспелой пшеницы рассыпаны по плечам , голубые глубокие глаза. Военная рубаха. И знакомый знак – змея над чашей. И наднись 6» Погибла при исполнении интернационального долга». А рядом – на скамеечке сгорбленная старушка смотрела на медальон. И не просто смотрела , а разговаривала с ним , возможно даже вошла в тот мир , о котором , живя здесь , на земле ,мы ничего не знаем , а только представляем , о котором только читаем в книгах и слушаем рассказы очевидцев , успевших спуститься туда в молниеносные минуты клинической смерти. О том мире , который одни отрицают , а другие верят в его существование , о том мире , в который никто не хочет попасть , о том мире , который разделен на ад и рай – разделен четко , нет пунктирного приграничного переходного периода – адско-райского. А есть четко – ад и рай. Но ведь приходят же умершие к нам во сне , значит , где-то они находятся.      Иначе они бы не приходили – с таким же телом , какое имели при жизни ,  в такой же одежде , которую носили здесь. Они могут придти в нашу жизнь , когда посчитают нужным , когда им захочется. А мы в их жизнь можем придти тогда , когда посчитает нужным Бог.