Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Роман: «Налог за счастье». Глава 18. Часть 1

Ноябрь 16, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: Роман, Светлана Чарная

« Третий тост – промолчим.»

А. Розенбаум

А Валентина уже ждала. И вместе с ней наших дам ждало красное крымское вино , пахлава , виноград и  спелые-переспелые персики. Да и сама хозяйка дома была похожа на западных бабулек-пенсионерок : чистенькая , ухоженная , при неброском  сдержанном  макияже и удивительно доброжелательная : будто и не было тех страшных лет детства , будто не было Треблинки и голода.

Глядя на такую скажешь что проплыла всю жизнь … над жизнью , будто бы каждый ее день был праздничный , будто бы она была каким-то сторонним наблюдателем всего происходящего. И только этот знак на внутренней стороне предплечья. Нет , это не клеймо. Это часть самой Валентины. Она срослась вместе с ней и уйдет вместе с ней. И правильно она делает что не расстается со своей такой страшной реликвией. Нельзя расстаться с частью самой себя.

Полина вдруг вспомнила свою первую поездку за рубеж – к родственникам в Израиль. Эта удивительная и непредсказуемая страна. Такая маленькая , но такая богатая своей трагической историей. Полина на второй день рванула в Иерусалим. Жара ,  толпы туристов и паломников , пройдя через Дамасские ворота , она оказалась в старом Иерусалиме – на настоящем живом Востоке , о котором  читала и смотрела ни один раз.

Но лучше один раз увидеть чем сто раз услышать. Наряженные верблюды… Щербеты , изготавливающиеся на улицах , лавочки с благовониями , мальчишки с украшениями , бегающие за нашими туристами как тени. Сам храм Гроба Господня. Полина не верила что она там находится. Но экскурсия была насыщенной и несколько утомительной. После празднично-сумбурной атмосферы Востока предстояло ехать в музей Холокоста.

Он называется ЯД-ВА-ШЕМ. Или музей Памяти. И  здесь так уместна притча. Идут два человека по пустыне. Страшная , неимоверно страшная жара. А воды – лишь на один глоток. И то только у одного человека. И как быть ? Если он выпьет воду сам – значит он обычный человек. Он спасал свою жизнь. И никто его не посмеет осудить. А вот если он отдал эту воду своему напарнику , а сам погиб от жажды – значит он Праведник.

Праведников немного , простых – гораздо больше. Хотя аллея Праведников была огромна. И был огромен сам музей , похожий на печь крематория. Это  была часть комплекса ЯД-ВА-ШЕМ -  музей сожженных детей. Живыми этих детей можно было увидеть лишь на фотографиях перед входом , а дальше – темнота и море зажженных свечей , которые плакали за детей. А дальше … дальше лишь глухие удары колокола и фамилия и имя ребенка и его возраст…