Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Роман: «Налог за счастье». Глава 6.

Сентябрь 30, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: Роман, Светлана Чарная

«Слезу из глаз,  как искру из кремня

Хорошим словом высечь…

Что за диво?

Не в этом дело: слово – не огниво,

И не слезой людское сердце живо.

Совсем ни это мучает меня:

Встать на рассвете, на пороге дня,

Сказать вперед шагающим – счастливо,

Сложить им песню, полную порыва,

Хранящую как верная броня

От слов, звучащих праздно и фальшиво,

Спросить с людей не искры, а огня!»

А.Ахматова.

Полина села на грубую деревянную скамью. До встречи с Ларисой она была уверенна, что таких людей нет, что в нынешнее время не бывает счастливых браков, даже год после замужества – это очень много. И  что действительно в полтинник Лариса не превратилась в «кислые ленивые щи», а похожа на тоненькое, но крепкое дерево, которое гнется, но не ломается. А может просто прикидывается такой, создает имидж счастливой женщины, несмотря  на пережитую трагедию. А кто знает что у нее  на сердце?

Когда-то, будучи маленькой, Полина очень хотела иметь  мелофон, такой как был у Алисы – гостьи из будущего, чтобы угадывать чужие мысли. Но немного повзрослев, она поняла, что этот прибор был бы страшнее атомного, химического и бактериологического оружия. Люди бы поубивали друг друга, читая чужие мысли. Лучше пусть они будут потемками.  А может Ларке просто повезло с хорошими людьми.

Мама, свекровь, друзья – все они были в тот момент, когда произошла трагедия. А вот если бы они отвернулись, «сдрейфили» и оставили бы ее один на один с горем?! Нет, мама бы не оставила никогда, свекровь – как сказать. А друзья? Когда-то Полина считала, что друзья познаются в беде.

Когда-то она, будучи ученицей начальных классов, возвращалась из школы домой и увидела один из кустов, богато обсыпанных сосульками. Она наелась сосулек, а назавтра слегла с ангиной.  Одноклассницы, с которыми она возвращалась из школы, пришли ее навестить.

И Танюха прямо с порога ляпнула: «Что, Полинка, сосулек объелась?» Вот как получилось, что с одной стороны  навестили, а с другой же и выдали. Но это был детский случай.

Но потом же она начала понимать что не только в горе,  но и в радости должен познаваться друг. И Лариса сейчас подтвердила ее слова. Что порадоваться твоему счастью сложнее чем посочувствовать… Ведь порой зависть отодвигает собой всякую радость, и хорошо если эта зависть – белая, которая  даст стимул, заставит тебя двигаться к цели, чтобы иметь то, чему завидуешь. А если эта зависть черная? Да и вообще, любая зависть – это зависть. А стремление должно быть всегда независимо от обстоятельств, смены власти, кризисов и успехов друзей.

Так завидовала ли Поля Ларисе? Она бы хотела чтобы таких Ларис было как можно больше рядом с собой, чтобы даже ей жить в их окружении и быть чем-то похожей на них.

Конечно, копии никогда не достигнут оригинала. И таким ли хорошим был ее Виктор, хоть об ушедших не говорят плохо. Лариса же предчувствовала чем может закончится эта поездка: женщины тоньше, у них интуиция сильнее развита. Так нет же, не послушал, сам погиб  и сына погубил… А Лариса даже не смогла проводить в последний путь близких ей людей, так как сама была в реанимации. Они-то не обидятся, поймут, сверху-то все лучше видно.

А она, Полина, какой же налог она заплатит? Струя прохладного воздуха погладила Полину по волосам. Стало немного зябковато. И вдруг ей зверски захотелось спать. В номере, разбросав одежду, она рухнула на кровать. Закрыв глаза, увидела морской песок, который падал и падал откуда-то сверху и ложился на пустой пляж, искрясь и переливаясь молочно-кремовым цветом молодого восхода.