Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



В этот день Леня пришел домой поздно. Часть 5. Автор: Светлана Чарная

Август 09, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: Рассказы читателей, Светлана Чарная

- Я Вас жалею ровно настолько, насколько жалеете Вы этих девочек. Мало того,  это Вы виноваты, что Леня стал на такой путь. Я помню, как Вы привели его в кабинет пограничных состояний только потому, что так было надо,  как Вы казенно с ним  разговаривали,  как он чувствовал себя покинутым и никому не нужным. Если бы Вы призвали на помощь все свое участие,  заботу и другие материнские качества,  то ничего плохого с ним бы не произошло.

- Я растила его одна.

- Многие мамы растят своих детей в одиночку. А Леней двигала жажда мести. А Вами – обида, что Ваш единственный сыночек предстанет перед правосудием.

- Я тоже…

- И я…

Действительно, в этот же день Лене пришла повестка из суда.

Но Леня думал об одном – помочь этим девочкам.  Рассказать им, что жизнь продолжается,  что они вырастут и станут достойными женами и матерями. Что они ни в коем случае не должны отчаиваться, становиться мужененавистницами и тем более не должны мстить. В несчастье судьба всегда оставляет дверцу для выхода. Надо только увидеть этот выход. Надо только уметь стучаться во все двери,  и какая-нибудь дверь из них обязательно откроется. А вот уж если она откроется, надо постараться не захлопывать ее  без ключа! И не потерять ключ. Потому что, ключ этот может быть только один,  и дубликат от него никто не сделает!  Надо просто поверить в себя,  в свой внутренний резерв,  которого у нас предостаточно, чтобы начать не одну жизнь. Это мы порой себя недооцениваем,  все списываем на жизнь,  на возраст,  на родителей, только ни на самих себя. Но ни папа с мамой,  ни один президент и ни один правитель не сделал человека полностью счастливым.

Что-то слишком Леня разговорился сам с собой, слишком длинную речь он подготовил. А вот как кратко убедить этих девочек?

Мрачноватый зал суда.

- Встать!  Суд идет!

Под конвоем выводят Леню Зеленковского.  В его взгляде только боль и обида. И ни капли раскаянья. А еще в его взгляде сквозит, что он отомстил, выполнил свой долг. Такой же взгляд его мамы,  только разбавленный просьбой о помиловании.  Речь прокурора… Допросы потерпевших. Мамы пострадавших девочек вместе со своими дочками.  Леню допрашивают так муторно и въедливо,  будто хотят поставить в вину деяния своего тезки и друга, будто бы он знал обо всем и покрывал его. И делают ставку, что  подсудимый Леня – отец ребенка. Значит,  его друг должен отвечать за все,  мало того,  должен взять вину на себя и может даже искупить ее.

Окончательный приговор – пожизненное заключение.  Опять белугой завыла Ленина мать,  а сам Леня , когда его уводили, посмотрел на друга с каким-то отвращением.. .Дескать, не защитил меня. Не смог. Или, не хотел.

А дальше был разговор с мамами потерпевших и самими потерпевшими. Лене понравилось то, что ДЕВОЧКИ НЕ СЧИТАЛИ СЕБЯ СЛОМЛЕННЫМИ. Да,  они были сильно напуганы,  да они пережили огромнейший стресс, но ЭТО ИХ НЕ СЛОМИЛО. Они продолжали жить, они сделали все что нужно и оперативно,  обратились куда нужно. И одна из девочек – хрупкая Ксюша, которая чем-то была похожа на  Ленину Катюшу, со злорадством заявила, что она «всю морду  ему расцарапала». Человек сопротивлялся. ЧЕЛОВЕК ЯРОСТНО ХОТЕЛ ЖИТЬ!  И ЧЕЛОВЕК БУДЕТ ЖИТЬ. Леня говорил, что эти девочки обязательно будут королевами  на этом огромном празднике жизни. Они не озлобятся,  не будут топить свое горе в бутылке и наркотиках. ОНИ БУДУТ ЖИТЬ ПОЛНОКРОВНОЙ И ПОЛНОЦЕННОЙ ЖИЗНЬЮ. А он,  Леня , обязательно им поможет и их не бросит !

Мало того, Леня в последний раз пошел на разговор со своим другом.

Тот опять попытался давить на жалость и дружеские чувства:

- Разве ты не знаешь, что есть состояние аффекта?

- Есть состояние аффекта, но ты все творил, не будучи в этом состоянии. Ты все творил сознательно.

- Я не мог забыть себя тогда в детстве, когда впервые это случилось. Никак не мог забыть.

- Ты не хотел это забыть. Я бы тебе помог в этом и как врач  и как друг,  и как человек. Ты предпочел месть.

- Мне обидно…

- За себя тебе обидно. За то, что тебя посадили, за то, что тебя будут держать здесь до конца своих дней. За себя, за свою шкуру тебе обидно. А обидно ли тебе за тех девчонок?  За их родителей?  Ты себя поставил на их место?

- А они поставили себя на мое место?

- Они над тобой надругались?

- Не они,  но…

- Но вот и надо было сводить счеты с той, кто над тобой надругался.

- Меня искалечили…

- Меня тоже. Но я не считал себя жертвой, и все делал для того чтоб ею не быть. Если тебя искалечили – это не причина чтоб калечить других. А ты.  А ты хотел оставаться жертвой.

- Мне сколько раз снилось, что я иду в королевской мантии,  а у меня под ногами какие-то червяки. Я давлю их, они просят меня этого не делать,  но я все равно продолжаю их давить.   - Конечно . План мести  был у тебя не только в коре головного мозга – в подкорке. Он пропитал каждую клеточку твоей души и тела. Он напитал ядом тебя и тех, кто находился рядом с тобой. Ты надел мантию  мизантропа и не снимешь ее до конца твоих дней.

- Леня! Ну почему ты такой жестокий?  Почему ты веришь всем кроме меня?

- В тебе кричит раненая боль,  смешанная с жалостью и отчаяньем. Ты не раскаиваешься и не считаешь себя виноватым.

- Я же никого не убил.

- Ты сам себя убил. Ты этого не понимаешь,  или ты думаешь что убить – это лишить кого-то жизни. Ты отнял какую-то часть здоровья у этих девчушек. Ты покалечил их. Леня,  тебя надо посадить в одиночную камеру  или в карцер. Чтоб у тебя звенело в ушах от тишины… Леня,  как врач , как друг , как человек я осуждаю тебя…

- Марат знает? Надо было взять его с собой.

- Чтобы ты травмировал его психику?  Чтобы ты перед ним выступил в роли несправедливо осужденной жертвы? Ну,  уж нет.

Приехав домой, Леня  не подходил к сыну. Марат первым подошел к нему.

- Ну как, папа…

- Сынок,  ты все уже знаешь. Ты не маленький. Случилось то, что случилось. Я тебе скажу одно: ты – не отрезанный ломоть. Отрезанные ломти   быстро черствеют.  И если ты захочешь писать Лене – пиши. Если тебе будет его по каким-то соображениям жалко – я  тебя осуждать не буду. Твое мнение – это твое мнение. Но ты все видел и знаешь. И тебе жить своей и только своей жизнью. И как она сложится – зависит только от тебя.

- Пап,  ну что ты со мной базаришь как со своими больными?  Все в моих руках.

- Да,  сынок , все в наших руках !

Этот рассказ будет интересен прежде всего тем людям, кому нравятся реалистичные жизненные истории. Если вам по душе фантастика, то рекомендуем посетить ресурс exclusive-life.ru. Именно там вы найдете все то, что взбудоражит ваше сознание!