Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



В этот день Леня пришел домой поздно. Часть 4. Автор: Светлана Чарная

Август 09, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: Рассказы читателей, Светлана Чарная

Первое преступление  Зеленковский  сотворил семь лет тому назад. Он нагнал девочку, шедшую по пустырю и накрыв сзади,  изнасиловал и оставил на этом же пустыре.

- Семь лет. Это когда я только уехал  в Москву…

Зеленковский  изнасиловал пять несовершеннолетних…

- Я должен немедленно ехать  туда. Я должен встретиться  с его жертвами.  Хорошо, что они вообще живы. Я должен им помочь как психиатр. Я ДОЛЖЕН!

Оформление командировки заняло два дня. И никакие уговоры жены,  что он никому ничего не должен , что он вообще не несет ответственности за деяния своего друга – Леню не переубедили. В мозгу звучала только лишь одна мысль: ЧТО ЕГО ДРУГ – МАНЬЯК – ЯВЛЯЕТСЯ  ОТЦОМ ЕГО РЕБЕНКА. И как уберечь Марата от всего этого? Что сделать? Хотя,  конечно,  никто, ни он,  ни жена,  ни другие родственники не уберегут его, если Марат сам себя не убережет. Никто за него жизнь не проживет,  и трупом на пороге тоже никто не ляжет. А если кто-то ляжет, он, если захочет,  может перейти, или пройти по трупу … Стоп,  сейчас надо думать ни об этом,  а совсем о другом. Как он представится жертвам – тем девочкам, над которыми надругался его друг,  как начнет разговор. А вдруг,  кого-то уже не будет в живых.  А под вечер раздался телефонный звонок.  Уставший женский голос без всякого « здравствуйте» попросил:

- Позовите Леню!

Даже не попросил, а  приказал :

- Позовите Леню!

Леня взял трубку.

- Ленечка,  Вам звонит мать Вашего Лени. Вы,  конечно, все слышали. Зачем же так сразу,  на всю страну.

- Во-первых , этот Леня уже не мой… Мой был тот,  другой Леня , человек , попавший в беду , которого я всеми силами вытаскивал , и который.  Который стал отцом Марата. А этого Леню надо не на всю страну, а не мешало бы  сделать с ним то, что он сделал с этими девчонками…

- С ним уже это сделали в детстве.

- Со мной тоже.  Но я же не поступил, так как он…

- Леня,  в тебе очень сильный стержень.

- Это не оправдание. Стержень есть у каждого человека, только один человек его делает сильнее год от года, а другой сам его ломает и  пытается жить,  вернее, выживать чужой жалостью. Не совсем сильный – это не значит совсем слабый!  А здесь вообще…

- Ты добиваешь моего сына !

- Он сам себя добил ! Он добивал себя постепенно,  медленно,  год от года. Он зачеркнул, вернее , перечеркнул всю свою и где-то мою жизнь , ибо он  отец Марата.

- Ленечка,  милый,  я рассчитываю на твое алиби!  И женщина заплакала,  вернее, завыла как собачонка, которую из теплого дома выкинули на мороз…

- И у Вас хватило совести рассчитывать на мое алиби! У Вас вообще хватило совести мне позвонить?  Вот если Вы вернете тем девчонкам,  над которыми Ваш сын надругался,  ЗДОРОВЬЕ И РАДОСТЬ, НАДЕЖДУ НА ПОЛНОЦЕННУЮ ЖИЗНЬ – Тогда я подумаю над Вашими словами.

- Но он же никого не убил. Да,  поступил он крайне нехорошо,  я его не оправдываю,  но все девочки живы…

- Слава Богу, что они живы. Он никого не убил?  Он искалечил их,  или для Вас эти слова ничего не значат?  Он  надругался над ними, а затем оставил их,  истекающих кровью, избитых одних ! И как хорошо, что они живы!

- Его тоже искалечили в детстве.

- Это не повод чтоб калечить других.

- Я даже не знала обо всем этом… Да,  он уходил , возвращался поцарапанным,  злым , я его спрашивала в чем дело,  он только отмалчивался или махал рукой.

- Конечно,  он же не скажет Вам:  «Мама,  я только что изнасиловал и бросил»… А то что он возвращался исцарапанным – очень хорошо. Значит, ,получал достойное сопротивление. Знаете,  я думаю, что порой не мешало ввести смертную казнь за такие деяния. Или расправу пожестче.

-  Я рассчитывала на Вашу помощь…

- Кому я помогу – так это тем,  кто пострадал от рук Вашего сына.

- А меня Вам совсем не жаль?