Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Православные братства.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Заключить унию путем согласия, как предложил П. Скарга, не получалось. Надо было лукавить, как советовал Поссевин. К концу XVI в. сложились необходимые условия: ряд православных епископов (пинский – Леонтий Пяльчитский, холмский – Дионисий Сбируйский, львовский – Гедеон Балабан, Луцкий – Кирилл Тарлецкий, брестский – Ипатий Потей), а также митрополит Киевский Михаил Рагоза начали склоняться к унии. В этом они были правы: свои посты получили из рук короля и потому вынуждены были считаться с его мнением по поводу религиозной унии, к тому же они иногда подвергались шантажу и даже нападкам и, в конце концов, были недовольны вмешательством православных братств в дела церкви.

Православные братства возникли в XVI в. как благотворительные общественные организации. С усилением католической экспансии они превратились в религиозные православные организации с целью защиты православия. Главным направлением их деятельности стало сохранение чистоты православного учения, богослужения и церковного управления. Кроме того, братства имели право контроля не только религиозной жизни, но и морального положения светских и духовных лиц. В результате началась борьба между епископами и братствами. Уния могла освободить иерархов из-под контроля братств. Зависимость от королевской милости, шаткость положения, надоедливость братств и другие обстоятельства подтолкнули некоторых епископов, а также митрополита на унию.

В инструкции, данной Михаилу Рогозе иезуитами, отмечалось: «Что касается мирян, особенно простого народа, то … вам нужно как только возможно беречься, чтобы не дать малейшего повода догадаться о ваших намерениях и целях. Поскольку от мирян можно ожидать открытого военного восстания, то не советуем идти против них … Новые обряды нужно вводить в церковь не внезапно, а потихоньку заменять старые » (История Белорусского ССР. Мн., 1972. Т. 1. С. 232 – 233). В соответствии с инструкцией в 1590 г. епископы Балабан, Тарлецкий, Збируйский и Пяльчитский подписали в Бресте грамоту, в которой были согласны принять унию, а в 1591 г. на соборе в Бресте отказались подчиняться константинопольскому патриарху. Король одобрил это постановление.

В 1595 Потей и Тарлетский с актом на унию отправились в Рим. Все это делалось тайно, но быстро К. Острожскому стало известно о деятельности сторонников унии. Он немедленно распространил «окружное послание», в котором призывал православных объединиться в борьбе за веру. Канцлер Лев Сапега предупредил князя об опасности гражданской войны и приказал прекратить распространение грамот, текст которых не согласовывался с королем и не закреплялся канцелярской печатью. Но тщетно. Уния, задуманная в верхних эшелонах власти, уже посеяла гражданскую войну.

К концу XVI в. борьба между католицизмом и православием приобретает вооруженный характер. Первой акцией стало восстание Северина Наливайко (1595 – 1596). Он некоторое время был на службе у князя К. Острожского, к тому же во время восстания его мать, сестра и два брата находились в Острожском замке. Очевидно, что имелась какая-то связь между унией и восстанием С. Наливайко. Целенаправленно наносились удары по тем городам, где жили или имели имущество сторонники унии. Особенно попало К. Тарлетскому. Повстанцы разрушили его и брата поместья, захватили ценности, а также бумаги по подготовке унии. Восстание было жестоко подавлено, а С. Наливайко после тяжелых пыток в Варшаве казнили.

Папа Климент VIII (бывший представитель Ватикана в Польши кардинал Альдабрандини) издал буллу об унии, а польский король – универсал, согласно которому православная и католическая церкви в Речи Посполитой оглашались связанными. Последнее слово оставалось за собором. Созванный в октябре 1596 г в Бресте ради окончательного оформления унии, он раскололся на сторонников и противников унии. Первых поддерживали король, канцлер ВКЛ и весь государственный аппарат, последних – православный народ. Антиуниатский собор уволил с должностей и лишил духовного звания митрополита Н. Рагоза и всех униатских епископов. Униатский собор в свою очередь лишил сана и отлучил от церкви всех противников унии.