Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Подрыв церковной организации изнутри.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Во-первых, короли начали не только утверждать избранных на соборе епископов и игумена, но и назначать их без ведома церковной власти. Это наносило удар по внутреннему образу православной организации (соборности) и по авторитету православных священников. Главными критериями пригодности на епископскую кафедру или должность настоятеля монастыря стали не высокие духовные и человеческие качества (искренность веры, внутренняя чистота, христианская нравственность, глубокие знания вероисповедания), а услуги Короне или королю. Были случаи, когда православные монастыри возглавляли не монахи, а светские люди, даже католики.

Во-вторых, короли присвоили себе право передавать церкви и монастырь в опеку гражданским лицам. Королевская привилегия обычно позволяла опекунам принимать «все пожитки церковные себе и уживать их до живота своего». В результате этого православные церкви и монастыри неслучайно делались кормушкой для любых королевскому сердцу угодников. Более того, некоторые феодалы начали сдавать православные церкви, которые находились в их владениях, в аренду.

В-третьих, король присвоил право высшего суда над православными священниками и тем самым закрепил путь для злоупотреблений.

Все это подрывало церковную организацию изнутри, и она быстро оказалась на краю пропасти: церковные законы нарушались высшими священнослужителями, верующие переходили в католицизм, протестантизм. Тем не менее, несмотря на неблагоприятные исторические условия, православие твердо держалось в народных недрах с его многовековой культурой, традициями, языком, обычаями.
Политика окатоличивания края соответствовала и замыслам папы римского, который мечтал подчинить себе не только Беларусь и Украину, но и Москву. Правда, папский легат иезуит Антонио Поссевин, который имел поручение склонить к католицизму Ивана Грозного, предложил ограничиться Великим княжеством Литовским, сконцентрировав здесь все свои силы. При этом он советовал идти к цели не по направлению, а окольным путем, через церковную унию.

Сначала, по его мнению, нужно было склонить на свою сторону православных епископов через церковную унию, не задевая вопросов догматики и культа. А потом шаг за шагом продвигать католическую догматику и культ уже через униатскую церковь. Этот план, рассчитанный на много лет, имел в виду тот факт, что рабочие массы крепко держатся веры дедов и сначала надо в недрах унии взрастить и воспитать поколение, более терпимое к католической вере, а потом его понемногу и незаметно окатоличить. В противном случае, предупреждал Поссевин, возможно восстание православных против власти костела.

Согласно этому плану, иезуиты начали в Беларуси подготовку идеологической и психологической почвы для церковной унии. Первоначально нужно было убедить магнатов, шляхту, православных священников в исторической необходимости унии православной и католической церквей. Особенно на почве унии усердствовал П. Скарга. Образование он получил в Риме, дав четыре обета монаха ордена иезуитов и в 1570 г. был направлен в Речь Посполитую. Скоро он стал «душой всех мероприятий» С. Батория, а затем «мыслью и пером» иезуитского короля Сигизмунда III. Он способствовал развитию Виленского коллегиума и преобразованию его в академию, основал и руководил Полоцким коллегиумом, писал и издавал религиозную литературу. Вскоре П. Скарга понял, что религиозные споры несут гибель государству. Путь к укреплению отечества он видел в преодолении протестантизма как наибольшей опасности государственности и в объединении путем церковной унии католиков и православных.

В 1577 г. П. Скарга издал свое произведение «О единстве Божьей церкви», в котором обосновал мысль об исконном единстве христианской церкви и подчинении ее папе римскому. Причину схизмы (отступничества православной церкви от Рима) видел в самомнении константинопольских патриархов, их зависимости от константинопольских императоров и множестве ереси на востоке. Восточная церковь, оказавшись в зависимости от турецкого султана и московского царя, утратила чистоту веры и поэтому переживала кризис. П. Скарга считал, что преодолеть кризис православная церковь сможет в том случае, если обратится к вере дедов и станет на путь подчинения Риму. Призывая к унии, П. Скарга, как искренний католик, но, видимо, не очень последовательный иезуит, мечтал добиться единства христианской церкви при помощи убеждений, отвергая насилие.

Иезуиты же, как известно, считали, что цель оправдывает средства и «Кто не папист, тот сатанист».
П.Скарга был талантливым полемистом, оратором, к тому же и обаятельной личностью: строгий, скромный и остроумный в жизни, бесспорно ученый, искренний католик и патриот. Особое внимание он обратил на одного из самых могущественных православных магнатов, киевского воеводу К. К. Острожского, который имел более 100 городов и 1000 деревень с годовым доходом более миллиона червонцев. На то время это были большие деньги. Он мог выставить войско гораздо более 30 тыс. человек. Такое войско не мог выставить даже польский король. Это был независимый человек, искренний православный. За ним к унии потянулись бы и другие, зависящие от него православные шляхтичи, и иногда казалось, что П. Скарга сумел его убедить, склонить к унии. Но это только казалось, потому что К. Острожский, не отрицая унию, ставил ей непреодолимое препятствие: согласие православного народа на унию, решение вопроса на церковном соборе.