Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Люблинская уния. Часть 3

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Магнаты Польши, опираясь на поддержку польского короля и великого князя литовского, помощь храма, начали больше активно действовать, чтобы увеличить число сторонников унии в княжестве. Деятельность продолжалась в нескольких направлениях:
1) уравнивание в правах православной с католической знатью литовского происхождения (1563);
2) пропаганда из амвонов костелов шляхетских вольностей в Польше и обещание этих же вольностей и для шляхты княжества после унии;
3) обещание короля, что союз двух государств будет основан «на милости», «братском взаимопонимании»;
4) обещание Сигизмунда II, что благодаря унии княжество получит от Польши помощь в Ливонской войне.

Разумеется, все эти обещания не были причиной согласия правящих кругов ВКЛ принять участие в Люблинском сейме. Главной причиной переговоров в Люблине стало тяжелое положение ВКЛ и надежда, что великий князь литовский (который был одновременно и польским королем) не уничтожит собственное государство. Эта надежда поддерживалась всеми вышеназванными актами Сигизмунда II Августа и костела. В общественном сознании ВКЛ формировался образ польского друга. И этот психологический прием подействовал на то время. Очередная попытка заключить унию предназначалась на декабрь 1568 г. в Люблине. Но послы Великого княжества Литовского не спешили на сейм, видимо, опасаясь предательства.

Чтобы рассеять подозрения, Сигизмунд II в декабре выдал грамоту, в которой обещал защищать интересы княжества и не заставлять послов подписывать унию. Если же согласия не получится, гарантировал послам «вольное, учтительное, ни от кого ничем не затрудненное и спокойное отъеханне с того сейма». Обещал также не выдавать никаких грамот без согласия паны-рады Великого княжества Литовского. Значительный вклад в дело о присоединении княжества к Польше сделал Ватикан, представители которого были не только при краковском дворе, но и в Люблине во время подписания унии.

В результате этих мер и обещаний в Люблин приехали послы от княжества: подканцлер ВКЛ А. Волович, староста брестский, подскарбий ВКЛ И. Нарушевич и др. Люблинский сейм начал свою работу 10 января 1569 г. Переговоры шли трудно. Поляки стремились путем унии инкорпорировать княжество в Корону, а послы от ВКЛ хотели сохранить союз с Польшей, но при этом не потерять самостоятельность и независимость своего государства.

Условия унии делегаты Великого княжества Литовского сводили к следующим требованиям:

1) союзные государства будут иметь одного хозяина, избранного на общем сейме с равным количеством представителей от княжества и Короны;

2) избранный таким образом король будет короноваться сначала в Кракове, а затем в Вильнюсе, подтверждая права и привилегии каждого народа отдельно;

3) общий сейм будет собираться поочередно: один раз на территории Литвы, а второй – на территории Польши;

4) княжество и Корона будут иметь свои отдельные органы государственной власти и управления: сеймы, сенаты, «уряды», государственные печати;

5) государства будут сохранять свою территориальную целостность и неприкосновенность;

6) разрешается неограниченное поселение жителей государства как в Польше, так и в Великом княжестве Литовском, но должности в каждом государстве будут заниматься только «туземцами «.

Делегаты из Польши выставили совсем другие условия: «Польское королевство и Великое княжество Литовское, в соответствии с прежней инкорпорацией последнего, составляют из обоих вышеназванных народов одно неделимое тело, одно сообщество, один народ, так что отныне в этом едином сообществе из двух народов и почти у единого, однородного, неузнаваемого и неделимого тела будет до конца дней одна голова (не отдельные хозяева), единственный король польский, который в соответствии с давними обычаями и привилегиями, совместными голосами поляков и литвинов будет выбираться в Польше, а не в другом месте…

Что касается избрания, возведения его на престол Великого княжества Литовского, то оно должно остановиться так, чтобы отсюда уже не было никакого следа подобия» .