Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Тягловые и оброчные крестьяне. Непохожие и похожие крестьяне.

Июнь 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

За пользование землей крестьяне обязаны были платить собственнику определенную ренту. Формы ренты были разные и делились на три основных вида: отработочную, денежную и продуктовую. Отработочная рента – одна из самых распространенных в Беларуси. Она называлась барщиной. Барщину крестьянин должен был отработать в хозяйским имении. Чаще всего это были полевые работы, на которых крестьянин был дважды в неделю вместе с лошадью и своими орудиями: топором, серпом, косой, бороной.

Тягловые крестьяне отбывали барщину не только на поле. Некоторые  из них специализировались на отдельных видах работ и в зависимости от специализации получали названия: конюхов, кобыльников, пастухов, свинарей, Бортников, рыболовов, Птичнеков, Сокольников, Дегтярев, рудников, садоводов, огородников и т.д. По сути, барщина в традиционном понимании земельных работ часто заменялась специальной ремесленной работой. Во собственнических поместьях, как правило, были в наличии пекари, пивовары, кузнецы, гончары, ткачи и другие специальности. Но большая часть крестьян работала на полях.

Некоторая часть крестьянства в качестве основной повинности облогалась оброком. Такие крестьяне назывались осадными или оброчными. Оброк представлял собой денежную форму ренты. Оброчные крестьяне появлялись или при сокращении хозяйских посевов, или при увеличении крестьянских тягловых хозяйств сверх необходимой нормы. Оброчные появлялись и тогда, когда владельцы раздавали пришлым крестьянам пустоты. Оброчная форма ренты традиционно была более развита в западной части Беларуси, а в восточной преобладала  отработочная повинность.

Вместе с барщиной и оброком, которые были основными повинностями, крестьяне выполняли и дополнительные: талоки – общие сезонные хозяйственные работы, насилия, или угоны, – общие срочные работы, привязанные к конкретным случаям: для ремонта дорог, облавы на зверей, в случае стихийных бедствий и др..

К концу XV в. одним из основных видов повинностей являлась дань продуктами. Она была медовой, бобровой, куничной, зерновой, пивной, сенной и т.д. Постепенно натуральная форма ренты все гораздо больше переходила в разряд дополнительных повинностей и заменялась денежным эквивалентом. Чаще всего крестьяне находились на  смешанной форме ренты и выполняли отработочные, денежные и натуральные повинности одновременно.

В зависимости от степени личной свободы тягловые крестьяне делились на «похожих» и «непохожих». В отличие от челяди несвободной, первоначально все тягловые крестьяне имели право перехода от одного владельца к другому, право ухода из общины. С развитием института феодального права на землю выражалась заинтересованность феодалов в его ликвидации. Одной несвободной челяди было недостаточно для обеспечения панского хозяйства рабочей силой и доходами. При малой численности трудового населения в сравнении с размерами феодальных имений, естественном способе хозяйствования любая крупная земельная собственность могла существовать и приносить прибыль только при условии внешнеэкономического угнетения широких крестьянских кругов. Поэтому землевладельцы стремились придерживаться принципа старожилов для прикрепления крестьян к земле.

Привилегия 1447 начала процесс юридического обоснования креаостного права в Великом княжестве Литовском. Она утверждала, что крестьяне, которые прожили на земле феодала 10 лет, становятся «непохожими», старожилами. Отличием старожилов было и наследное владения крестьянина землей. Старожилы, по привилегии 1447, стали основой для розыска беглых крестьян и возвращения их в свои вотчины.

Первоначально закрепление крестьян к земле не было безусловным. Они могли освободиться от ига продажей своей вотчины пришлому крестьянину, что практиковалось довольно широко. Тот, кто продал, уже не подлежал возврату собственнику и становился лично свободным. Могли получить свободу крестьяне и в случае разрастания семьи, если вотчины было недостаточно для обеспечения ее жизни. Тогда глава семьи мог уходить в другие места. В некоторых случаях крестьяне бросали свои дома и земли из-за нищеты, подавались на заработки. Феодалы часто смотрели на это сквозь пальцы, поскольку экономически поддержать таких крестьян им было убыточно. Крестьяне, как правило, сами поправив свои дела, возвращались на землю предков. Юридически крестьяне тягловой-вотчины считались «непохожими».

Вместе с «непохожими» в феодальных поместьях жили и крестьяне «похожие«, или свободные. Откуда взялось это сословие? Часть потомков находилась в этом звании, документально его оформляла и передавала своим детям. Часть набиралась из свободной отпускной челяди и вотчин, которые получили разрешение «уходить прочь, кто куда хочет«. Но гораздо большую часть сословия составляли крестьяне, которые сдавали или продавали свои вотчины другим, а сами уходили кормиться в разные стороны. Контингент «похожих» крестьян пополнялся из категории слуг, которые в тот период были лично свободными людьми.

Люди служебные, или слуги, составляли третью, довольно многочисленную категорию населения. По своему экономическому положению они были близки к тягловому крестьянству. Они также были землепользователями, которые сидели с семьями на своих вотчинах. Но от крестьян они отличались своей особой службой. Главной их повинностью была военная служба. В мирное время они разъезжали по делам княжеской и феодальной администрации. Другие повинности, которые считались дополнительными к основной службе, слуги несли вместе с тягловыми крестьянами. Первоначально ядро этой категории населения составляли молодые дружинники. Военные и административные нужды заставляли князей и феодалов пополнять контингент служителей различными элементами продолжающегося крестьянства, как правило более бедного. Пополнялась это ядро и за счет землевладельцев.

Такими были основные категории крестьянского населения в Беларуси в XIV – XVI вв.