Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



ЖЕЛЕЗНЫЙ ПЕРСТЕНЬ. Часть 2

Октябрь 05, 2010 Автор: radzimaby Рубрика: Без рубрики

Ах, сладкие мечты о лучших днях, прилетающие по­здней ночью, когда глаза закрываются от усталости, а сон еще не пришел, — какое бедняцкое сердце не баюкали вы лживыми песнями!

Но однажды, когда Димчо уже вырос и мечты матери, казалось, вот-вот сбудутся, он нашел на чердаке остав­шуюся от отца котомку и сказал:

—  Мама, собери меня в дорогу. Пойду искать счастья по белу свету!

При этих словах материнское сердце дрогнуло, словно раненая птица. Голова у нее закружилась, из глаз поли­лись жаркие слезы. Из груди вырвался сдавленный крик:

—  Сынок, милый, нет, нет, ни за что! Я еще не вы­плакала всех слез о твоем отце, который вот так же ушел из дома и не вернулся!

—  Не удерживай меня, мама! — твердо сказал Димчо. — Не могу я сидеть дома — каждую ночь я вижу во сне дальние пути-дороги, они меня зовут, манят к себе. И все мне чудится, что где-то ждет меня мое счастье, что стоит мне отправиться в путь-дорогу — и наша с тобой жизнь переменится. Мы заживем счастливо, про бедность и ду­мать забудем…

Как ни просила его мать, как ни отговаривали соседи, Димчо, закинув за спину отцовскую котомку, попрощался с друзьями, поцеловал матери руку, вышел на пыльную дорогу, по которой испокон веку мужчины уходили на заработки в дальние края, и вскоре пропал из виду.

Осталась мать одна-одинешенька.

Сначала она плакала, не переставая. Слезы избороздили морщинами ее усталое лицо. Но понемногу привыкла к одиночеству, смирилась. Время притупило боль разлуки. Однажды бедная женщина, ложась спать, сказала себе:

—   Что ж, пускай постранствует сын, может, и правда к добру это!

И с этого вечера никто в селе не видел, чтобы она плакала.

А Димчо в тот вечер, прошагав без отдыха долгий путь, остановился передохнуть у придорожного родника. По дороге он стучался во многие дома в поисках работы, но все не находил того, чего ему хотелось… Сердце его ныло от тоски по родному краю, по оставшейся дома матушке. Ему вспомнились посиделки в родном селе, отцовский дом… И так ему стало грустно, так печально. К горлу подступили сдерживаемые слезы, и Димчо заплакал. Пла­кал он долго-долго. И вдруг чья-то мозолистая рука легко коснулась его волос.

Удивленный парень поднял голову и увидел рядом с собой высокого, стройного как тополь старика с седой головой. Старик смотрел на него с доброй улыбкой.

—   Видно, большое у тебя горе, парень, — вот уже би­тый час как ты плачешь, будто малое дитя, — сказал старик и сел.

Димчо ничего не ответил.