Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



НЕПОСЕДА И ПЯТЕРО ИВАНОВ. Часть 9

Октябрь 01, 2010 Автор: radzimaby Рубрика: Без рубрики

В это время другая мышка, та, которую Крылатый держал в левой руке, выскользнула из его пальцев, и в ту же минуту в безоблачное небо взлетел белый ястреб. Иван Стрелец натянул лук, но не успел он спустить те­тиву, как Иван Кузнечный мех толкнул его под руку. В первый раз стрела его прошла мимо цели.

—  Зачем ты это сделал? Кого пощадил! Разве ты не понял, что этот ястреб — судья, советчик дочери прави­теля? — вскипел Иван Стрелец и сжал кулаки, готовый броситься на побратима.

—  Я все понял, потому и помешал тебе его убить, — спокойно отвечал Иван Кузнечный мех. — Его ждет дру­гая участь!

Повернулся Иван Кузнечный мех лицом в ту сторону, куда улетел ястреб, и надул свои могучие щеки. Поднялся страшный ветер. Он подхватил птицу, завертел ее в вышине, как перышко, и понес за тридевять земель… А вскоре Иван Длинноухий сообщил побратимам, что он слышит, как коварный судья рыдает в далеком глухом лесу, откуда нет возврата…

Иван Кузнечный мех тут же перестал надувать щеки. Вихрь тотчас утих, а белая мышка в руке Ивана Кры­латого затрепетала, пронзительно пискнула и исчезла. Не успели глазом моргнуть шесть побратимов, как перед ними предстала в человеческом образе дочь правителя, белая, как мел, от гнева и стыда.

— Ну-ка, побратимы, давайте скорее отведем краса­вицу к отцу, – кивнул Непоседа своей дружине. — А то несчастный отец, небось, целую лохань слез наплакал от тоски по любимой дочери. Ведь он ни сном, ни духом не ведает, куда пропало его милое чадо… Эй, Иван Силач, посади-ка красавицу на плечи, как бы она не поранила нежные ноги на каменистых тропах!

Иван Силач из села Носилыциково протянул руку, взял дочь правителя двумя пальцами за пояс, как перышко, поднял к себе на плечи, и побратимы зашагали обратно к городу. По дороге гордая красавица была тише воды, ниже травы. Но когда побратимы вошли в дом правителя, она соскочила с плеч Силача, обняла отца и затрещала без умолку.

Отдашь меня в жены этому оборванцу, не видеть тебе меня в живых! Так и знай! Повешусь!.. Проткну себе сердце отравленной иглой!.. Утоплюсь… в пропасть бро­шусь… Живой этим лапотникам не дамся!