Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



На перепутье.

Сентябрь 02, 2010 Автор: radzimaby Рубрика: Про Весну...

В город уже пришла весна, дружная, с яр­ким и тёплым солнцем, звонкой капелью и таким от­чаянным воробьиным гвалтом, что от улыбок не удерживаются даже самые озабоченные прохожие.

А за городом по-прежнему хозяйничает зима. Здесь нет ни луж, ни говорливых ручейков, ни час­токолов хрустальных сосулек. Сверкает сухой снег, недвижны тёмно-зелёные сосны и ели. Над голо­вой — синее небо, на снегу — длинные синие тени. По открытым косогорам струится лёгкая позёмка. Но это уже не колючая ледяная крупа, а тонкие ажурные пластинки, которые ветер отрывает от подмёрзшего наста и гонит в низину.

Конечно, и здесь ощутимо дыхание оживаю­щей природы. Что-то очень важное и неизбежное уже произошло.

Словно бы не с января, а вот именно в эти первые, по-настоящему весенние дни начинается календарь нового года.

Непроходимы лесные чащи, немыслимо про­браться сквозь утонувшие в сугробах кусты. Шаг­нёшь с накатанной лыжни в сторону — вместе с лыжами придётся долго барахтаться в глубоком снегу. Изредка с вершин деревьев срываются бе­лые шапки и в облаке сверкающей пыли облегчён­но покачиваются ветви. Иногда, не выдержав снеж­ного обвала, с треском ломаются сучья. Нелегко приходится молодым берёзкам, рябине, ольхе. Они придавлены к земле тяжёлыми грудами снега, которые нередко бывают похожи на животных. При­смотришься иной раз — настоящий лесной зве­ринец!

Пока весна прощается с зимой, на улице то приморозит, то потеплеет, то крупными клочьями повалит липкий, сырой снег. Вот и получаются вся­кие снежные звери. А берёзке, потерявшей на хо­лоде былую гибкость, трудно приходится. Сбросит она со своей кроны одно чудовище — другое нарастает. Не выдержал тонкий ствол — и гремит ру­жейным выстрелом по лесу беда. Идёт иной раз человек, удивляется такому лесолому: откуда он взялся? Оказывается, из той самой лесной фантазии, которая бывает на перепутье между зимой и летом.

По  Б.   Тимофееву.