Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Пепел и Гнев Бухенвальда. Часть 10

Июль 22, 2010 Автор: radzimaby Рубрика: Без рубрики

Я решил прежде всего отыскать встававшегося здесь Корнилова. Зная внутрилагерные переходы, я довольно скоро обнаружил его в специальном отсеке одного из бараков, в так называемой «доходиловке», куда бросали мертвых, и больных перед отправкой в крематорий. Там в зловонной ледяной жиже лежали умирающие. Это уничтожение без вмешательства… Я вытащил оттуда Корнилова, одел его в свою сухую одежду. Он пришел в созна­ние, узнал меня и очень обрадовался. Даже сумел встать на ноги и пойти.

Во время переходов отставших фашисты расстре­ливали. И мы незаметно помогали тем, кто уже не мог идти. Взаимная помощь тоже каралась расстре­лом. Но у нас существовал неписаный закон — думай не о том, как спастись самому, а как спасти товарища. И он оправдывал себя. Хотя бы даже тем, что трусы и предатели погибали в первую очередь. Этот закон помогал не сойти с ума, не «пойти на провод» (проводами под током огораживались ла­геря), сохранить в сердце доброту и отзывчивость, в общем — оставаться людьми…

Устроив Корнилова на нарах в одном из бараков, я пробрался обратно к своему, чтобы взять суточ­ную пайку. К ней иногда прибавлялся черпак мут­ной жидкости, называемой «кофе». Причем получе­ние этого рациона сопровождалось палочными уда­рами, выбивавшими его из рук. У меня для этого случая выработалась своя тактика: шел прямо на эсэсовца, стоявшего с палкой наготове, чем несколь­ко обескураживал палача, и таким образом удава­лось избежать удара.

Взяв пайку, я уже вернуться к Корнилову не смог. Разместился, как всегда, на четвертом этаже нар, у окошка под крышей. Обычно, когда врывались эсэсовцы и начинали дубинками колотить людей (это и была команда — «выходи строиться!»), у входа в барак возникала давка. Мне приходилось вылезать на крышу и, свесившись затем на руках, падать на землю. Так случилось и на этот раз. Приземлившись, я хотел тут же скрыться в другом секторе. Но наш барак оцепила концлагерная поли­ция — немцы-уголовники в черной форме, с дубин­ками и топориками на поясе.