Rodina.by – Белорусские авторы. Книги, Рассказы, Стихи…

Авторы, новинки, описание, комментарии…



Архив для ‘История Беларуси’

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 8

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

В начале 1744 И. Радзивилл направил в Кричев отряд конных и пеших войск с артиллерией. (далее…)

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 7

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Четвертый исток политического кризиса – сочетание национального и религиозного угнетения с феодальным. (далее…)

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 6

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Ослабление центральной власти влекло за собой возвышение  уездных сеймиков, которые начали присваивать функции законодательной и судебной власти, перестали считаться с решением сейма. (далее…)

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 5

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Шляхетские вольности венчала знаменитое liberum veto, (далее…)

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 4

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Таким образом, достаточно было одной шляхетской вольности – избрания короля, чтобы привести государство к гибели. (далее…)

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 3

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Избрание монарха имело и такую ​​отрицательную черту, как подкуп. Коррупция стала обычным явлением политической жизни Речи Посполитой. (далее…)

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 2

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Вторым источником кризиса стал политический строй Речи Посполитой, который закономерно подрывал самые основы государственности. (далее…)

Углубление политического кризиса. Разделы Речи Посполитой .Глава 1

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Политический кризис Речи Посполитой был заложен во время подписания позорной для Великого княжества Литовского Люблинской унии. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 19

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Строились новые пути общения. В 1784 г. было завершено строительство канала Огинского, соединивший Неман с Припятью. В 1781 г. началось строительство Днепро-Бугского канала.В начале XVIII в. цеха борются за монопольное право на источники сырья, на производство и продажу продукции ремесла. В цехах углубляется имущественная дифференциация, усиливается главенствующее  положение богатой группы ремесленников.В городскую жизнь, как и в жизни всей страны, проникают подкуп и коррупция. Например, за определенную плату можно было получить цеховое председательство, избрание членов магистрата иногда заменялась назначениями войта и т.д.В городах и поселках появляются промыслы: мельницы, кирпичные заводы, рудники, Винницы, пивоварни, которые принадлежали, как правило, феодалу, но могли принадлежать и  магистрату. Чаще всего они сдавались в аренду и (с последующей дифференциацией труда) постепенно превращались в мануфактуры.Таким образом, сельское и городское хозяйство Беларуси в результате неустанного труда народа к середине XVIII в. было в основном восстановлено, но это не стало основой прочного экономического процветания. Политический кризис, которым давно уже болела Речь Посполитая, перерастет в агонию и ведет государство к окончательной гибели.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 18

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

С первой половины XVII в. до второй половины XVIII в. города и поселки Беларуси оказались в упадке, вызванным продолжительными войнами. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 17

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

С ростом ремесла развивалась и торговая деятельность, в результате которой складывались элементы внутреннего рынка. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 16

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Основой экономической жизни городов были ремесла и торговля. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 15

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Противоречия общественно-политической жизни городов проявлялись в различных формах борьбы: в подаче жалоб и заявлений в суды и верховной власти, в отказе подчиняться администрации или арендатору, в восстаниях. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 14

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Сословие мещан состояло из зажиточных верхов (богатые купцы и часть мастеров), среднего слоя (подавляющая часть мастеров и торговцев) и бедности. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 13

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Росла экономическая роль городов в жизни страны, и они при поддержке верховной власти получали магдебургское право. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 12

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Рядом с вотчинными предприятиями возникают мануфактуры в Гродненской и Брестской королевских аканомиях. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 11

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Имущественная дифференциация деревни создавала рынок рабочих рук. Наемные рабочие получали денежную плату и плату натурой. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 10

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

До 60-х годов XVIII в. усердной работой крестьян сельское хозяйство было в основном восстановлено: значительно увеличилась площадь пахотных земель, (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 9

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

После окончания военных действий существовали два пути восстановления разрушенного хозяйства: сохранение запашки и восстановление фольварков или раздача земли крестьянам и перевод их на денежный и натуральный оброк. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 8

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Дальнейшее развитие сельского хозяйства углубляло и развивало противоположные тенденции, заложенные в основание реформы Сигизмунда II Августа, строило в деревне пороховой погреб, способный взорваться в любой момент. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 7

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Законодательство стремилось окончательно закрепостить крестьян, прикрепивши их к земле. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 6

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Таким образом, после аграрной перестройки сельского хозяйства крестьяне делятся на следующие категории: тяглых, осадных, огородники и слуги. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 5

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Как известно, на востоке Беларуси аграрная реформа стала широко проводится с конца XVI в. и в первой половине XVII в. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 4

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Самым многочисленным сословием феодального общества были крестьяне. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 3

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

К середине XVI в. класс феодалов законодательно отгородился от других классов и в Статутах 1529 и 1566 гг. поставил ряд препятствий на путях проникновения крестьян и мещан в шляхетское положение. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава 2

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Самой многочисленной была группа мелкой шляхты, которая насчитывала более 3 тыс. человек и в господствующем классе составляла более 70%, но в ее руках были только 28% крестьянских хозяйств. (далее…)

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ БЕЛАРУСИ (Вторая половина XVI – конец XVIII в.).Глава1

Апрель 26, 2012 Автор: oksana Рубрика: История Беларуси

Накануне Люблинской унии в Беларуси, по расчетам ученых, проживало 1800 тыс. жителей, которые по своему социально-экономическому положению относились к трем сословиям: знати, крестьянам, мещанам. (далее…)

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 9

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Мир со Швецией Август II заключил тайно от России и в то же время тайно от Карла XII стремился сохранить союз с Россией. Через месяц после подписания этого договора в октября 1706 г. под польским г.Калишем произошло сражение между шведскими и русскими войсками. На стороне шведов сражались войска польских сторонников Карла XII, а русских – саксонцы и патриоты-поляки. Объединенное союзное войско во главе с Меньшиковым получило под Калишем блестящую победу. Шведская пехота была перебита, спаслась лишь часть шведской конницы.
После битвы под Калишем Карл XII объявил Альтранштадский мирный договор. Россия осталась без союзников. Главные шведские войска из Саксонии направились в Беларусь, намереваясь через Смоленск идти на Москву.

Переправившись через Березину, 3 июля 1708 г. Карл XII неожиданно напал на русских и вынудил их отступить. Это была последняя победа шведов в Северной войне.
Русская армия, отступая на Восток, располагалась недалеко от границы. При приближении шведов белорусское население забирало зерно, скот и пряталось по лесам, а то, что нельзя было взять с собой, сжигало. Шведская армия голодала. Русская армия заняла важные стратегические рубежи и готовилась к сражению, ожидая шведов на Смоленском и Брянском направлениям. Все это, вместе взятое, подтолкнуло Карла XII не втягиваться в борьбу в неблагоприятных условиях, а повернуть на Украину, где его ждал тайный поклонник польской ориентации гетман Мазепа.
На помощь Карлу XII из Прибалтики шел отряд во главе с Левенгауптом с обозом оружия и продовольствия. Чтобы не допустить его соединения с главными силами шведов, был выделен отряд из конницы и гвардии в 12 тыс. человек, который возглавил Петр I.

Битва произошла 28 сентября (10 октября) 1708 около д. Лесной к юго-востоку от Могилева на р.Сож. Шведы потерпели поражение. Из 16 тыс. человек шведы потеряли 10 тыс., 17 орудий, 44 знамена и обоз с 8 тыс. повозок. Позже Петр I назвал сражение вблизи Лесной «матерью полтавской победы».
Левенгаупт пришел к Карлу XII без оружия и без продовольствия. Еще худшие новости ждали Карла XII на Украине. Мазепа обманом привел к Карлу XII 3-4 тыс. казаков, а остальная часть казачества отказалась от Мазепы и выбрала гетманом Скоропадского. Украинский народ поднялся на партизанскую борьбу против иноземных грабителей и своих предателей.
С трудом перезимовавши, Карл XII взял в осаду Полтаву, но, несмотря на неоднократные попытки, покорить крепость не удалось. К Полтаве подтянулись и основные русские силы.
Шведские генералы советовали отступить в Польшу, Карл XII не согласился.

Русское правительство вело дальновидную внешнюю политику, когда обеспечило нейтралитет Турции и крымских татар, не допустило Станислава Лещинского на помощь шведам и подкупило часть польских магнатов, сторонников России.

Генеральное сражение Северной войны началось утром 27 июня 1709 наступлением шведов на земляные редуты, что защищали русские позиции. Русская армия под Полтавой не просто получила блистательную победу, «но и продемонстрировала свое военное мастерство. Петр I и его сподвижники обеспечили количественное превосходство русских войск, использовали новые земляные укрепления-редуты, артиллерию и, наконец, так перекрыли возможные пути отступления шведов, что направили их к Днепру. Остатки шведской армии, которые через три дня оказались на берегу Днепра, почти полностью (переправиться сумели только Карл XII с Мазепой и небольшим отрядом) сдались в плен Меньшикову. Английский посол в Москве, узнав о сдаче в плен шведской армии (около 16 тыс. человек), писал: «Да очень прославленная на весь мир шведская армия стала добычей его царского величества. Возможно, во всей истории не найдется подобного примера покорного подчинения судьбе со стороны такого количества регулярных войск «.

Через две недели русская армия вновь направилась в Польшу и Прибалтику, где одержала ряд блестящих побед. Станислав Лещинский вместе со шведским корпусом бежал в Померанию. Август II 8 августа 1709 г. объявил Альтранштадский мирный договор недействительным, возобновил союз с Россией и с помощью русских войск вернул себе польскую корону. Правда, цели Августа II в войне достигнуты не были. По миру, заключенному в финском г.Ништате, Эстляндия, Лифляндия, как и Ингрия и часть Карелии, отошли к России. Беларусь в результате войны потеряла около 700 тыс. жителей, многие уезды были опустошены и представляли собой край пустоты, горя и слез.

Таким образом, войны Речи Посполитой во второй половине XVI – XVIII вв., которые в той или иной степени затрагивали Беларусь, не принесли и не могли принести ей каких-либо достижений. Наоборот, разрушались города и деревни, сокращалось население. Но вместе с тем нужно отметить и тот факт, что освободительная борьба белорусского народа в середине XVII в., воссоединение Украины с Россией остались в народных мечтах и надеждах как реальный путь своего освобождения от национально-религиозного гнета.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 8

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Не обошла Беларусь и Северная война, в которой много лет участвовала Речь Посполитая. Северная война (1700 – 1721) была вызвана многолетней агрессивной политикой Швеции, которую она начала проводить со времен установления здесь династии Ваза (1523). В результате ряда войн в начале XVIII в. Швеция стала одной из мощнейших государств Европы, владения которой простирались на Финляндию, Эстляндию, Лифляндию, бывшие русские земли – Ингрии и Карелию, а также Северную Померанию, герцогства – Бремен, Верденом, Висмар в Северной Германии.

В 1697 г. на шведский престол вступает юный Карл XII (1682 – 1718), который большую часть своего времени отдает развлечениям, потехам и охоте, пугая жителей столицы своими странностями. Видимо, этот стиль жизни короля и подтолкнул заинтересованных хозяев соседних государств к мысли, что наступило время вернуть некогда утраченные территории. Дания, Россия, Саксония и Речь Посполитая (в то время саксонский курфюрст Август II был одновременно и королем Речи Посполитой – с 1697) заключили союз против Швеции. Хозяева государств учитывали и тот факт, что в Европе сложились весьма благоприятные обстоятельства, которые позволяли изолировать противника. Швецию могли поддерживать Англия и Голландия, но они вместе с Францией и Германией готовились к борьбе за испанское наследство, потому что умирал бездетный испанский король Карл II.

Каждая из союзных государств имело свой собственный интерес. Август II как саксонский курфюрст и польский король был заинтересован присоединить к Саксонии или к Речи Посполитой территорию Лифляндии и Эстляндии, стать твердой ногой на берегах Финского залива.
Военные действия предпринял Август II. В феврале 1700 саксонский корпус в 10 тыс. человек вторгся в Ливонию, чтобы врасплох и с помощью предателей захватить Ригу. Но эти расчеты не оправдались, так как армия не имела артиллерии, без которой осада Риги была бесперспективна.

О начале войны Карл XII узнал во время охоты. Первым порывом короля было деблокировать Ригу и принять личное участие в этой операции. Но скоро стало известно, что 16-тысячная датская армия вторглась в Голштинию (10 марта 1700 г.) и захватила через месяц почти всю ее территорию. Это подвигло Карла XII сначала прийти на помощь своему родственнику – голштинскому Герцогу, а потом уже разбить Августа II возле Риги. На помощь Голштинии пришли также Англия и Голландия. Совместными усилиями они заставили Данию признать верховные права герцога над Голштинией, заплатить ему 260 000 талеров и не помогать врагам Швеции. Таким образом, один из союзников в антишведской коалиции был выбит из игры. Остались Август II и Петр I.
Август II, узнав о результатах компании датчан, был уже готов вступить в мирные переговоры с Карлом XII. Тем временем Россия, заключившая мир с Турцией, в августе 1700 г. объявила войну Швеции и направила свои войска к Нарве, где в ноябре того же года шведы наголову разбили русских.

С настоящего времени театром военных действий становится территория, которая простирается с севера на юг на 600 – 650 и с запада на восток на 360 – 800 верст и затрагивает часть территории Литвы, Польши, Украины и почти всю Беларусь.
Разбив летом следующего года саксонские войска, подкрепленные русскими отрядами возле Риги, Карл XII принимает решение сбросить Августа II с польского престола, склонить Польшу к союзу со Швецией и затем соединенными силами выступить против России. Карл XII, который занял в мае 1702 г. Варшаву и разбил польско-саксонскую армию под Клишевом, оставался в Польше, чтобы подготовить «детронизацию» Августа II на польском престоле, избрание и коронацию Станислава Лещинского, познаньского воеводы, который заключил со Швецией союзный договор.

Пока Карл XII занимался польскими делами, Петр I восстановил армию, заново построил артиллерию (потерянную под Нарвой) и направился к Балтийскому морю. Захватил Нотебург (древнерусский г. Орешек), Ниеншанц, Нарву и Дерпта. Чтобы не лишиться своего последнего союзника, Петр I решил помочь Августу II, и в октябре 1704 10-тысячный корпус русских войск выступил к границе Речи Посполитой. К июню 1705 г. под Полоцком собралась армия в 40 тыс. человек пехоты и 20 тыс. кавалерии.

Речь Посполитая в это время переживала глубокий внутриполитический кризис. Общество разделилось на противников и сторонников шведов. В ВКЛ на сторону шведов перешли Сапеги и Потоцкие, которые вместе с врагом разоряли города и села. Огинские и Вишневецкие искали поддержки у русской армии. Что касается народных масс, то большинство белорусов, в основном православных, благосклонно встретили русскую армию и помогали ей, чем могли – от продуктов питания до совместных военных действий.

Военная кампания русских в Беларуси в 1705 г. не достигла поставленной цели. Карл XII вторгся в Саксонию, где после ряда военных побед заставил Августа II подписать Альтранштадский мирный договор в сентябре 1706 г. (близ Лейпцига). Август II отказался от польской короны в пользу Станислава Лещинского, от союза с Россией, согласился отозвать саксонцев из русской армии и выдать Карлу XII всех русских, которые находились в саксонской армии, отдать шведам польские крепости Краков и Тыкоцин и т.д. Шведский король ограничился обещанием защищать Августа II от возможных репрессий со стороны России и при заключении мира с последней учитывать саксонские интересы.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 7

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

На юге Беларуси начали наступление 20 тыс. казаков Черниговского, Нежинского и Стародубского полков во главе с гетманом Иваном Золоторенко. Территория Беларуси стала главным театром военных действий.
Компания 1654 для русской армии проходила успешно: были заняты 33 города. Этот успех стал неслучайным.
Во-первых, православная часть населения ждало русскую армию как свою освободительницу от католическо-униатского наступления на православных и помогала ей всеми возможными средствами – от информирования русской армии о движении польских войск к созданию отрядов и участия в военных действиях на стороне русских войск.

Во-вторых, жители городов почти, что без защиты сдавались русским войскам и присягали русскому царю. Так было в Полоцке, Могилеве, Орше, Кричеве и т. д.
В-третьих, царская дипломатия распространила в Беларуси грамоту, в которой царь обещал знати и духовенству сохранить их права и привилегии, а тем, кто перейдет на царскую службу, гарантировал новые владения. Мещан православного вероисповедания за добровольную сдачу городов обещал вознаградить царским жалованьем и ослабить налоговое давление. Что касается простого народа, в грамоте был дан наказ – белорусов христианской веры, которые не выступают против царских войск, не бить, не грабить, их женщин и детей не трогать. Известно, что на тех, кто с оружием в руках выступал против русских войск, царские милости не распространялись.

Таким образом, отношение к населению были неодинаковым. Были те, кого миловали, и те, кому разрешалось грабить, – враги царской армии и чаще всего – враги православия. Что касается грабежей и насилия армии на территории противника, то это было законом войн не только средневековья, но и нового и новейшего времени.

Попытки наступления войск Речи Посполитой в Беларуси и Украине в 1654 – 1655 гг. не удались. Летом 1655 г. русская армия получила ряд побед на Украине, дошла вплоть до Львова. На территории ВКЛ были взяты Минск, Гродно, а также Вильнюс и Кавнос. Почти вся Беларусь была занята русскими войсками.
Летом 1655 в войну с Польшей вступила Швеция. Вскоре шведы заняли Варшаву. Польские феодалы-предатели начали переходить на сторону шведских оккупантов.
В русском правительстве победила точка зрения руководителя Посольского приказа А.Л.Ардын-Нащокина, который считал первоочередной задачей внешней политики России выход к Балтийскому морю. Он предложил пока что приостановить решение вопроса об Украине и Беларуси, заключить мирное соглашение с Польшей и начать войну против Швеции.

В мае 1656 г. царь объявляет войну Швеции еще до заключения соглашения с Польшей (переговоры начались в августе 1656 г.). Прекращение военных действий армии против Польши спасло последнюю от полного разгрома ее Швецией, и вызвала подъем национально-освободительной борьбы против шведских захватчиков.
1657 год принес России плохую новость. Умер Б. Хмельницкий, а на смену ему пришли один за другим гетманы (Иван Выговский, Юрий Хмельницкий, Петр Дорошенко и др.), которые были сторонниками Польши, старались нарушить договор с Россией и вернуть Украину под власть польских панов или даже турецкого султана. В результате этого положение русских войск в Беларуси и Украине значительно ухудшилось, а война приняла затяжной характер. Уже в 1661 г. русские войска покидают Минск, Борисов, Могилев. Но вскоре наступление войск Речи Посполитой было остановлено. Обессиленные государства в 1667 г. в д.Андрусово вблизи Смоленска подписали перемирие на тринадцать с половиной лет.

Согласно Андрусовскому перемирию, Россия вернула себе Смоленское воеводство со всеми уездами и городами, Стародубский повет и Черниговское воеводство, левобережную Украину. Киев с округом в одну милю был передан России на два года. Россия согласилась заплатить изгнанной из Украины шляхте 200 тыс. рублей. Договор предусматривал совместные действия России и Речи Посполитой в связи с усилением угрозы татаро-турецкого нашествия.

В 1683 г. вновь началась война Речи Посполитой с Турцией. Польша развернула активную дипломатическую деятельность с целью привлечения России к антитурецкому союзу. В результате этой деятельности в 1686 г. в Москве был подписан между Россией и Речью Посполитой «вечный мир», в котором закреплялись территориальные изменения. Согласно Андрусовскому перемирию 1667 Польша окончательно отказалась от Киева, получив денежную компенсацию. Россия, разорвавшая свои отношения с Портой, обязывалась послать свои войска в Крым. «Вечный мир» гарантировал свободу вероисповедания для православных христиан в Речи Посполитой (в Беларуси и Украине) и признавал право за Россией представительства в их защиту. Договор 1686 вступил в силу сразу после подписания, но был ратифицирован польским сеймом только в 1710 г.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 6

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Сюда, под Москву, пришли и ополченцы. 22 – 24 августа 1612 г. между войсками Ходкевича и ополченцами произошла битва, в результате которой Ходкевич потерял весь обоз и с остатками армии отошел к Вязьме. В Москве начался голод. 22 октября 1612 г. ополченцы освободили Китай-город, а 26 – сдался и гарнизон поляков в кремле. Король попытался организовать еще один поход на Москву, но он начался неудачно и заставил Сигизмунда III вернуться в Польшу.

Таким образом, польско-литовская интервенция в России закончилась безрезультатно.
В январе 1613 г. Земский собор в составе высшего духовенства, дворян, посадских людей, черносошных крестьян и боярской думы избрали царем 16-летнего Михаила Романова, сына патриарха Филарета, который был родственником по женской линии Ивана Грозного.
Но постоянный королевич Владислав не хотел мириться с избранием на русский престол Михаила Романова и в 1618 привел польское войско к стенам Москвы. Потерпев неудачу, он вынужден был в декабре 1618 заключить соглашение о перемирии на 14 с половиной лет в д. Девлина около Троице-Сергиева монастыря. Это соглашение завершило 14-летний период скрытой и открытой польской интервенции, в которой приняли участие и белорусские магнаты. По Девлинскому договору, к Речи Посполитой отошли Новгород-Северский, Черниговская и Смоленская земли.

В 1632 – 1634 гг. Россия сделала попытку вернуть себе Смоленск. Эта война вошла в историю под названием Смоленской, но она была безуспешной и закончилась Поляновским мирным договором, подписанным в д.Семлеве на р.Паляновце. Речь Посполитая сохранила за собой все земли, полученные по Девлинскому договору, кроме г.Серпейска с небольшим пограничным районом Северщиной, отошедших к России. Дипломатическим успехом России был отказ польского короля от претензии на московский престол, признание русским царем Михаила Федоровича и обещание вернуть акт об избрании московскими боярами Владислава на русский престол.

Война 1654 – 1667 гг. в истории Беларуси расценивается как национально-освободительная борьба белорусского народа против польских панов за воссоединение с Россией. С переходом большинства украинской и белорусской шляхты в католицизм и постепенным ее ополячиванием белорусский и украинский народы не имели достаточных интеллектуальных и материальных средств для борьбы с углубленной польско-католической экспансией, которая приняла в конце XVI в. форму униатства. Украинский и белорусский народы, которые убедились в своих ограниченных возможностях во время казацкого восстания Б. Хмельницкого, в лице своих лучших представителей все чаще и чаще стали обращаться к Москве за помощью. При этом использовался религиозный аргумент – просьба защитить единоверцев – православных христиан, унижаемых в Речи Посполитой. Например, в апреле 1651 г. в Москву прибыл игумен Дисненского монастыря Афиноген Крыжановский, который объявил себя послом от всего белорусского населения и рассказал о положении в Беларуси и слухам о присяге Б. Хмельницкого московскому царю. Он просил от имени белорусов православной веры принять и их под царскую защиту.

В 1648 – 1653 гг. царское правительство, несмотря на эти пожелания, воздерживался от вмешательства в дела Речи Посполитой. Тем не менее просьбы эти не приостанавливались. Б. Хмельницкий уверял русского царя Алексея Михайловича, что не только украинский, но и белорусский народ поддержит царское войско и станет с ляхами биться и будет их 200 тысяч, если царь начнет войну с Польшей. Многочисленные обращения белорусов о помощи в их борьбе с окатоличиванием и полонизацией белорусского этноса участились после 8 января 1654 г., после воссоединения Украины с Россией.

Накануне войны царь сообщал Б. Хмельницкому, что жители многих городов Беларуси «Бити челом присылают … их от ига лятския освободить». В конце концов этот вопрос был поставлен царем на Земском соборе, который принял решение о начале войны с Речью Посполитой.

В мае 1654 г. началась русско-польская война, в которой приняло участие большинство населения Беларуси. Центральным было смоленское направление, здесь действовали основные силы – более 40 тыс. человек во главе с самим царем. Группы войск, сконцентрированные у Новгорода и Белгорода, должны были прикрывать северный и южный фланги основной группы войск. Брянской группе предстояло наступать в минском направлении и помогать смоленской группе армий. Со стороны Украины планировалось оказывать казацкую поддержку русским войскам в Беларуси. Уже в июле 1654 русские войска овладели Полоцком, затем Витебском, в августе сдался Могилев, в сентябре, по требованию населения, – Смоленск.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 5

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

С конца 1608 простонародье начинает объединяться против непрошенных гостей. Царь Шуйский стремится использовать народное движение в борьбе с польско-литовскими войсками. Весной 1609 войско во главе с племянником царя князем М.В.Скопиным-Шуйским вместе с отрядом шведов и ополченцами нанесло поражение армии тушинцев. Но Скопин-Шуйский, считая свою силу недостаточной для борьбы с главными силами тушинцев, пока что избегал идти прямо к Москве. Осторожность Скопина-Шуйского была вызвана и тем, что в сентябре 1609 г. является новый и более опасный враг, как «Тушинский вор», польский король Сигизмунд III, который, в конце концов, начал открытую интервенцию против России.

Он сам возглавил армию и, расположившись возле Днепра, направил жителям Смоленска грамоту, где старался убедить их, что намерен только избавить Россию и русских людей от неприятностей, которые им приходится переживать. Но смоленские воеводы – боярин Шеин, князь Горчаков, а также архиепископ Сергий решительно отказались сдать город полякам.
Армия Сигизмунда несла большие потери. Король начал присылать грамоты: в д.Тушино, своим одноплеменникам, царю Василию, а также патриарху, духовенству, дворянству и всем жителям Москвы с обещанием решить все их беды, если они признают его верховную власть.

Сначала Сапега колебался, не зная, что делать. Рожинский с соратниками провозгласили себя конфедератами и заявили о том, что захваченные ими северские земли они не отдадут королю. Но успехи Скопина-Шуйского их убедили лучше королевских грамот, и они быстро потянулись к Смоленску. В 1609 г. Тушинский лагерь начал распадаться, а «Тушинский вор» бежал в Калугу.

Герой борьбы с интервентами Скопин-Шуйский, который пришел в Москву в марте 1610 г., был отравлен. В убийстве 23-летнего князя москвичи обвинили жену одного из братьев царя. Сменив на посту главнокомандующего Скопина-Шуйского, князь Дмитрий Шуйский не только не имел таланта военачальника, но в первой же битве предал, оставив армию, казну без присмотра (шведы забрали) и потерял коня в болоте. Царь В. Шуйский не пал духом и не потерял мужества. Он обратился к народу с обращением встать на защиту Отечества. Правда, дни его уже были короткие. Города не откликнулись на его обращения. Царь терял город за городом. Сапега разграбив, богатый Пафнутьев монастырь, самозванцу сдались Коломна и Кашира.

17 июля 1610 г. в Москве начался мятеж. Мятежники захватили царя В. Шуйского насильно его и жену его постригли в монахи. К власти пришла группа бояр во главе с князем Ф. И. Мстиславским, который под давлением тушинцев предложил народу пригласить на русский престол сына Сигизмунда III, королевича Владислава. 17 августа 1610 г. между боярами и гетманом Жолкевским были подписаны соглашение и условия, на которых Владислав мог стать русским царем. Ворота Москвы были открыты, и в сентябре 1610 г. в Москву вошел польский отряд во главе с Жолкевским. Всеми делами в государстве начинают руководить интервенты. Положение еще больше усложняется, и в стране опять начинается народное движение против интервентов. До Москвы направляется ополчение, которое не успевает на помощь восставшему городу (19 марта 1611 г.). С повстанцами жестоко расправляются каратели Гонсевского. Только в одном Китай-городе они убили до 7 тыс. человек. Ополченцы же не нашли между собой согласия, ссорились и в конце концов разошлись по своим городам.

3 июня 1611 г., когда в Смоленске осталось 200 защитников, город пал. Сигизмунд III нарушил договор от 17 августа 1610 г. и объявил себя русским царем.
Летом 1611 над Россией нависла угроза лишения ее национальной независимости. Столица было в руках поляков, на северо-западе хозяйничали шведы. С юга врывались татары, англичане планировали захват русского севера и Поволжья. В это тяжелое время народ берет судьбу Отечества в свои руки. В Нижнем Новгороде создается второе ополчение во главе с Кузьмой Мининым, «рода неславна, но смыслом мудрый», и князем Дмитрием Пожарским, талантливым полководцем, который «во измене не явился».

В феврале 1612 ополчение направилось к Москве и закрепилось в Ярославле, где был создан временный орган высшей власти. С весны положение интервентов в Москве ухудшилась. Они начали ощущать недостаток провианта (добывать его мешали подмосковные партизаны), хотя польский гарнизон был невелик – 4 тыс. человек. Только летом король послал в Москву войско во главе с гетманом Ходкевичем, который должен был доставить обоз с провиантом и оружием.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 4

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

13 октября 1604 г. войска Лжедмитрия ворвалось в Чернигово-Северскую землю, где на границе с Речью Посполитой накопилось много бедного и голодного люда. Приход «истинного и законного» царя вызвал народные восстания в Чернигове, Пуцивле, Рыльске, Курске и других городах. Затем поднялись Орловщина и Брянщина. Сначала царь Борис Годунов посылал против самозванца небольшие отряды, но скоро должен был объявить созыв дворянского ополчения. Осеннее бездорожье затягивало мобилизацию. Только через два месяца, в декабре 1604 г., произошла битва между войсками самозванца и царской армией во главе с князем Мстиславским.

Битва под Новгород-Северским неоднозначно оценивается в новой литературе. Одни исследователи считают, что войско самозванца потерпело сокрушительное поражение, другие – что успех был на стороне интервентов. Тем не менее, известно, что после битвы большинство наемников оставили Лжедмитрия и направились к границе Речи Посполитой. Отъехал к Речи Посполитой и главный вдохновитель интервенции сенатор Мнишек. С самозванцем остались иезуиты, которые приняли участие в интервенции с самого ее начала. Но разбитая армия самозванца начала пополняться простым русским людом, что наивно поверил в сказку про чудом уцелевшего царевича Дмитрия.

Очередная битва, произошедшая между войсками царя и самозванца 21 января 1605. около д. Добрыничи Комарицкой волости, принесло бесспорную победу царской армии над 23-тысячной армией Лжедмитрия. Здесь самозванец потерял почти всю пехоту. Согласно свидетельствам современников, на поле боя осталось более 11 тыс. человек. В руки победителей попали 15 знамен и штандартов, вся артиллерия – 30 орудий. Но Лжедмитрий опять нашел поддержку населения, которое хотело иметь «истинного, законного» царя, а обещания лучшей жизни воспринимались голодным народом очень положительно.

Новый толчок «смуты» придали внезапная смерть Бориса Годунова (1605) и избрание царем его сына Федора Борисовича. При молодом царе подняли головы недовольные и обиженные Борисом бояре, некоторые из них были возвращены из ссылки. Федору в этих условиях трудно было стабилизировать политическую обстановку. На сторону «царевича Дмитрия» начали переходить дворяне, что открыло самозванцу путь на Москву. Восстание простого люда открыло московские ворота. Царь Федор и царица Мария были свергнуты и взяты под стражу. 20 июня 1605 г. самозванец вступил в Москву. Через месяц, 21 июля, он венчался в Успенском соборе на престол «предков своих» как царь и великий князь всей Руси. Но только год страдали москвичи от самозванца. Обман начал вскрываться, и восставшие москвичи так же быстро свергли Лжедмитрия, как быстро приняли на царство.

В этих условиях бояре поспешили взять ситуацию под контроль и объявили царем В. И. Шуйского. Он и его сторонники начали проводить курс восстановления старых порядков, с чем не захотели мириться низы. С одной стороны, начинается восстание во главе с Иваном Болотниковым, с другой – поднимается новый вал движения под знаменем «хорошего царя» царевича Дмитрия, который якобы во второй раз чудом спасся от смерти. Лжедмитрием II становится соратник первого самозванца дворянин Михаил Молчанов.

Десятки городов присягают царю «Дмитрию», под его знамена собираются массы народа. На его сторону переходит часть дворян и даже бояр, по разным причинам недовольных царем Василием Шуйским. Интересно, что в условиях Крестьянской войны, на знамени которой было написано имя царевича Дмитрия, правительство царя Василия Шуйского канонизирует «невинно убиенного отрока», тем самым перечеркивая выводы следственной комиссии 1591, которую возглавлял вчерашний боярин, а сегодняшний царь Василий Шуйский.

На помощь Лжедмитрию II приходят отряды польских магнатов Лисовского и Ражинского, а позже Яна Сапеги, одного из крупнейших магнатов ВКЛ. В д.Тушино у Москвы, где расположился самозванец, приезжает и признает его за истинного царевича Марина Мнишек, которая тайно венчается с новым самозванцем. Он получает поддержку от Папы Римского, католиков, которых не покидают мечты привести Россию к унии.
Польские и литовские магнаты захватывают русские города и села, грабят народ, ведут себя как интервенты. В сентябре 1608 г. они берут в осаду святыню земли русской – Троице-Сергиевский монастырь. Сапега и Лисовский имели временами от 15 до 30 тыс. человек. Но ни штурмы, ни осада, которая длилась 16 месяцев, не могли сломать героическую борьбу защитников-монахов и окрестных крестьян.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 3

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Однако одна мечта, которую ставил Ватикан в Ливонской войне, финансируя поход Стефана Батория, осталась недостигнутой: распространение католицизма дальше на Восток, подчинение России папе римскому. Миссия Поссевина склонить Ивана Грозного к унии православной и католической церквей провалилась, но идея не умерла.

Скоро для реализации этой идеи попался удобный случай. Вначале XVII в. Россию настигла беда-зло. В течение трех лет (1600 -1602) весной и летом шли проливные дожди, а осенью они менялись ранними заморозками. Неурожай привел к жесточайшему голоду. Чтобы не кормить холопов, феодалы выгоняли их тысячами из своих дворов. Десятки тысяч холопов, крестьян, посадских людей погибали в те годы от голода. В одной Москве за два года и четыре месяца погибло более 120 тыс. человек. Множество голодных и холодных людей бродили по дорогам России. На ту беду в 1598 г. умер последний из династии Рюриковичей – царь Федор Иванович. Борис Годунов, который пришел к власти, а потом и Василий Шуйский в очень сложных экономических и политических обстоятельствах не смогли приостановить «смуту» – борьбу трудящихся масс против феодалов.

«Смута» в России подвигла польских и литовских феодалов к активной русской политике, для которой сложились благоприятные условия. Дело в том, что еще при Федоре Ивановиче 15 мая 1591 г. в удельном Угличье при загадочных обстоятельствах умер брат царя восьмилетний царевич Дмитрий – фактический наследник русского престола. Сразу после смерти царевича возникли две версии о ее причинах. Согласно одной, Дмитрий напоролся на ножик во время припадка эпилепсии; по другой, он был убит подосланными Годуновыми лицами. Мать царевича свидетельствовала об убийстве и сразу же после смерти сына назвала имена убийц, которые вместе с несколькими посадскими людьми были убиты разъяренной толпой.

Комиссия в составе В. Шуйского, А. Клешнина и Е. Валузгина пришла к выводу, что царевич Дмитрий по небрежности матери закололся ножиком во время припадка. По распоряжению правительства Бориса Годунова мать Дмитрия насильно постригли в монахини, а сотни угличан, участников волнений, были сосланы в Сибирь.
В 1600 г. начали распространяться слухи, будто царевич Дмитрий спасся. Вскоре «царевич» резонно заявил о своих претензиях на московский престол. По официальной версии русского правительства, в роли самозванца выступил Григорий (Гришка) Отрепьев, беглый монах, который перебрался после скитаний по России в Речь Посполитую.

После перехода границы Отрепьев со своими спутниками три недели жил в Киево-Печерском монастыре, а затем в Остроге и Дерман. Оставив Дерманский монастырь, Отрепьев сбросил с себя монашескую одежду и подался к антитринитариям. Он стал выполнять их обряды и снискал их расположение. Но антитринитарии не могли рассчитывать на московский престол. От антитринитариев Отрепьев направляется к казакам, а потом ищет поддержку у сторонника православия и дальнего родственника Ивана Грозного Адама Вишневецкого, который враждовал с московским царем из-за земель. Вместе с тем часть влиятельных и наиболее дальновидных политиков, именно таких как К. Острожский, коронный гетман Я. Замойский, рассматривали поддержку самозванца как опасную авантюру.

Организатором похода Лжедмитрия в Россию становится второстепенный чиновник Речи Посполитой сенатор Юрий Мнишек, который опирался на поддержку своего влиятельного родственника епископа Б. Матиевского. Мнишек помог самозванцу заручиться поддержкой литовского канцлера Льва Сапеги, а затем с помощью папского нунция (посла) Рангони получил аудиенцию у Сигизмунда III и обещание поддержки при соответствующих условиях: перехода самозванца в католицизм, помощи Сигизмунду III в его борьбе со шведами за наследственный престол в Стокгольме. Осуществление этих планов открыло бы перспективы контрреформации в Швеции, внедрения католицизма на Руси и, понятно, заинтересовало бы католические круги Кракова и Рима.

13 марта 1604 г. король обратился к коронному гетмана с предложением возглавить поход на Москву. Гетман решительно отклонил это предложение, что заставило Сигизмунда III в то время воздержаться от открытой интервенции. Но обещание Лжедмитрия разделить между королем и Мнишеком Смоленскую и Чернигово-северские земли, а будущей русской царице Марине Мнишек передать на правах участия Новгородскую и Псковскую земли заставило короля, магнатов и костел финансировать усилия авантюриста захватить царский престол.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 2

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Не сумело и Великое княжество Литовское воспользоваться российскими трудностями. Само княжество оказалось перед еще более опасными проблемами. Сначала военных действий на территории Беларуси Польское королевство восстановила свои инкорпораторские усилия, политику, которую вело в отношении ВКЛ со времен Кревской унии. Разница политики России и Польши для правительства ВКЛ была очевидной: Россия стремилась к выходу к Балтийскому морю и интересовалась территорией не Вислы, а Ливонии. Польское королевство претендовала на «мирную», без объявления войны и военных действий аннексию всего Великого княжества Литовского полностью. Это подтолкнуло политиков ВКЛ искать соглашения с Россией. В июне 1566 г. в Москву было направлено посольство ВКЛ в составе Ю. Ходкевича, Ю. Тышкевича и М. Гарабурды, которое предложило Ивану IV провести раздел Ливонии на основании существующего в то время положения. Но царь не прислушался к совету. Видимо, убежденный врагами России и Великого княжества Литовского, он принял ошибочное решение продолжать войну. Его поддержал Земский собор 1566.

Такая позиция России поставила ВКЛ в еще более тяжелое положение в результате усиления инкорпораторской волны польских магнатов. В таких условиях делегация ВКЛ на Люблинском сейме после аннексии большей части княжества в Польское королевство должна была подписать позорную Люблинскую унию (1569). С настоящего времени война за Ливонию должна была стать войной Речи Посполитой.

Вступление в войну Швеции и крымских татар, а также опричнина еще больше обессилила Россию и открыли Речи Посполитой хорошие перспективы в войне. Но вновь она не смогла использовать благоприятные условия, так как сама переживала трудные годы бескоролевья. Россия первая активизировала свои военные действия в Ливонии и сумела захватить некоторые крепости, в том числе Перно. Эти военные успехи позволили московскому правительству начать переговоры с германским императором Максимилианом о признании права России на Прибалтику. Получив отказ, русское правительство начало новую военную кампанию. Военные успехи России насторожили не только Речь Посполитую, но и Рим.

Избранный в 1576 г. польский король Стефан Баторий формирует наемное войско (частично операцию финансирует Ватикан) и начинает контрнаступление против российской армии в Ливонии и в Беларуси. После 20-дневной осады ценой больших потерь был отвоёван Полоцк, освобождена Ливония, военные действия переносятся на собственно русскую территорию. Завоевав Великие Луки и ряд мелких крепостей, Стефан Баторий начинает осаду Пскова и мечтает о походе на Новгород и Москву. Но героическая оборона Пскова в 1581 – 1582 гг. окончательно определила исход войны и заставила, истощенные 25-летней борьбой государства, начать мирные переговоры.

Они проходили в д. Киверова Гора около Запольского Яма (южнее Пскова) при посредничестве папского представителя иезуита Поссевина. Согласно перемирию (на 10 лет), которое вошло в историю как Ям-Запольское, Речь Посполитая возвращала России захваченные русские города – Великие Луки, Холм, Завалочье, Изборск, Апочку, Гдов, Себеж и другие со всеми их землями , за исключением района г.Велижа, где возрождалась граница, которая существовала до 1514 Россия в свою очередь отказывалась от всех земель, захваченных в Ливонии и в Беларуси. Цель, которую ставила Россия: найти выход к Балтийскому морю, не была достигнута.

В результате Ливонской войны оказалась опустошенной и разрушенной северо-восточная часть Беларуси, погибло много населения, уничтожены культурные ценности. Венгерские наемники, которые ворвались первыми в Полоцк, грабили жителей, разрушали все. Именно во время ограбления города наемниками Стефана Батория погибли многие культурные ценности, в том числе и Полоцкая летопись. Результатом Ливонской войны в Беларуси было дальнейшее укрепление позиций польских феодалов и католического влияния, еще более глубокий раскол белорусского общества на религиозной почве.

Войны второй половины XVI – XVIII в. Часть 1

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Беларусь в составе Речи Посполитой не могла вести самостоятельной внешней политики. Но это не означает, что население Беларуси не воздействовало на войны, которые вела Речь Посполитая. Чаще всего и территория Беларуси являлась театром военных действий.
Первой войной Речи Посполитой, полученной ей в наследство от Великого княжества Литовского, была Ливонская. Под Ливонией в то время понималась территория современной Латвии и Эстонии, заселенная ливами, Латыголь, эстоми и другими племенами и захваченная крестоносцами в XIII в. Номинально Ливония была под властью папы римского и германского императора.

С середины XIV до конца XV в. непрерывные внутренние смуты ослабили крестоносцев, что в каком-то смысле способствовало победе объединенных славянских сил в 1410 г. при Грюнвальде и приостановлению Тевтонского ордена крестоносцев агрессии на Восток. Вторым важным показателем внутренней слабости крестоносцев явился переход в вассальную зависимость от Польши в 1466 прусского епископство, зависимого ранее от Риги. В разделе Ливонского наследия начинают проявлять заинтересованность ее соседи: Швеция, Польша, Великое княжество Литовское, Дания и Россия. В соответствии с соглашением между Россией и Ливонским орденом (1554), последний обязался не заключать договоров с Польшей, сохранять нейтралитет в случае русско-польской войны, возродить православные храмы.

Во внутриполитической жизни Ливонии начинают борьбу сторонники и противники сближения с Польшей. Придя к власти, магистр ордена В. Фюрстенберг как противник польского влияния стал сторонником польской ориентации и заключил с Польшей оборонительно-наступательный союз против Москвы. Нарушение предварительного соглашения с Россией подтолкнуло правительство Ивана Грозного начать в 1558 г. военные действия против Ливонии. Русская армия захватила Нарву, Дерпт (Тарту), достигла Ревеля (Таллин).

Заинтересованные в разделе Ливонского наследия государства втягиваются в конфликт. Дания оторвало остров Эзель (Сааремаа), а северная часть Ливонии – Эстляндия – перешла под патронат Швеции. Начинается распад ордена. В результате острых внутриполитических ссор В. Фюрстенберг был заменен на посту магистра Г. Кетлером, который обратился к Сигизмунду II Августу за помощью. В 1561 г. Вильнюсский сейм принял владения Ливонского ордена под патронат. С настоящего времени противником России в Ливонской войне стало Великое княжество Литовское.
Вовлечение ВКЛ в раздел Ливонского наследия было неслучайным. Магнаты ВКЛ, особенно в западной ее части, где осуществлялась аграрная реформа Сигизмунда II Августа, были заинтересованы в западноевропейском рынке для своего зерна, а выход России к Балтийскому морю порождал опасного конкурента. Поэтому ВКЛ в Ливонской войне имело в виду сразу две цели: 1) присоединить к своим владений территорию Ливонского ордена; 2) не допустить Россию к Балтийскому морю, то есть на западноевропейский рынок.

После перехода Ливонского ордена под патронат ВКЛ Россия перенесла военные действия на территорию Беларуси и в 1563 г. захватила самую мощную крепость княжества – Полоцк, который открывал пути русской армии на Вильно и Ригу.
Но уже в следующем после полоцкого поражения 1564 фортуна повернулась лицом к ВКЛ, которое получило победу на р.Уле и под Оршей.
Ливонская война потребовала от населения ВКЛ напряжения всех сил. Она привела к резкому увеличению налогов, принесла рабочим массам разрушение их хозяйств и смерть. Но самое главное заключалось в том, что война совсем не пользовалась популярностью не только среди рабочих, но и мелкой и даже средней шляхты, еще слабо окатоличенной и полонизированной. Папский посол, который был свидетелем событий, писал, что население Беларуси публично молится Богу, чтобы он простил москвичам победу. Ярким примером непопулярности Ливонской войны среди белорусского населения была неудачная попытка созвать ополчение и провести военную операцию в 1567 г.

Возможно, поражения, а также выступления крымских татар, бегство князя Курбского в Литву привели Ивана Грозного к мысли о боярской измене и положили начало опричнины. Внутренние дела отодвинули на какое-то время проблемы Ливонской войны.

Католическая экспансия в Беларуси.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Униатам помогали костелы, многие католические ордена (бернардинцы, кармелиты, доминиканцы), но больше всех – иезуиты, которые вообще не заботились об средствах достижения цели. Свой вклад в борьбу против православного населения внесли папы римские и польские короли. Папа Бенедикт XIII предложил польскому королю любыми средствами уничтожить уцелевшее пока единственное православное епископство в Могилеве. Ян Собеский (1692) требовал от мещан Могилева «добровольно» перейти в унию, в противном случае угрожал им, что «будут в унии поневоле» (Витебская старина. Т.5. 4.1. С. 268). Скоро православной шляхте был закрыт доступ не только в сенаторы, но и в депутаты сейма, а православным мещанам – на магистратские должности (Белоруссия в эпоху феодализма. Т. 2. С. 358, 362, 364; Витебская старина. Т.5. 4.1 . С.335 – 336). В 1712 сейм запретил должностным лицам прилагать печати к документам, в которых предусматривались удобства для лиц некатолического вероисповедания.

Лучшие сыновья Речи Посполитой быстро поняли опасность, которую несла фанатичная политика иезуитов. Они не только своевременно (пока опухоль иезуитского фанатизма не дала своих результатов) предостерегали правительство и общественность, но и потребовали от короля и сената отклонить иезуитов от всех дел при дворе, изгнать иностранцев, а из некоторых городов и здешних иезуитов за пределы страны. В 1623 Юрий Сборожский (конюший Великого княжества Литовского) предупреждал, что католическая экспансия в Беларуси несет гибель будущего государства. В речи на сейме он говорил: «Те раны, которые мы получили от солдат, большие, похожие на рану от руки, но не приносят еще смерти раненому … Но тот, кто уничтожает право, кто разрывает согласие между народами, из которых состоит польская Речь Посполитая, тот ранит Отечество в самое сердце. Такая перепалка, которую начали с русским народом, нашими братьями. Это рана, хотя она была и небольшой, принесет смерть … Знаю я хорошо, что начиная с Брестского собора (1596) делают с ними … Но чего они хотят от такого уважаемого народа, этого я никак понять не могу, потому что если хотят, чтобы у Руси не было Руси, – то это дело невозможно … » (Журн. М-ва нар. Просвещения. Ноябрь 1871 С. 53).

В-третьих ни на миг народ не приостанавливал борьбы за свободу вероисповедания. Средства борьбы были самые разнообразные. Экспансия католицизма и давление униатов вели к консолидации православных обитателей. Обычно во время бескоролевья собирались православные священники, братства, казаки, ставились перед кандидатом в короли требования. Например, во время войны с Москвой общими усилиями они добились права иметь православного митрополита, православных епископов в Полоцке и Могилеве, обращения нескольких захваченных униатами церквей и монастырей. Были и другие государственные акты, которые объявляли равные права православных жителей с униатами и католиками. Но надо иметь в виду, что в стране с безграничным шляхетским произволом никакие законы не защищали и не могли защитить православную церковь и ее сторонников.

Униатская церковь, навязанная православному населению административным путем, еще больше усугубило этнически-религиозную борьбу, а иезуиты придали ей характер религиозного фанатизма. Тайная идея иезуитов потихоньку перевести через униатскую церковь православное население Речи Посполитой в католицизм осуществлялось. Уже на конгрегации в Бресте в 1666 отмечалось, что базилиане (униатский монашеский орден) сменили многое в обрядах Святой Восточной Церкви и Божественной литургии и так перепутали все в униатской церкви, что униатские обряды нельзя назвать ни греческими, ни римскими.

В 1720 г. вопрос о сближении униатской церкви с костелом рассматривался на Замойском соборе. Некоторые догматы и обряды православной церкви менялись на католические. Так, собор признал латинские догматы об исходе Святого Духа не только от Бога-Отца, но и от Бога-Сына, о чистилище, индульгенциях, первородном грехе, безошибочности римских пап в делах веры. Было много и второстепенных латинских нововведений: поминать при богослужении папу римского, посвящать в священники неженатых лиц, носить сутану, брить бороды, принять книги римской печати, снять в церквях иконостасы, завести органы, колокольчики и т. д.

Многолетняя католическая экспансия в Беларуси сопровождалась отождествлением религиозной и этнической принадлежности. Рядом со стереотипом «католик-поляк» начинает выкристаллизовываться в общественном сознании стереотип «православный – русский». В результате этого религиозная борьба приобрела этническую окраску, превратилась в этнически-религиозную, которая продолжалась до разделов Речи Посполитой.

Бернардинцы, Бенедиктинцы и униатская церковь.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Бернардинцы – монахи реформированной отрасли монашеского ордена францисканцев в Беларуси, в Литве и Польше (название происходит от имени францисканского проповедника Бернарда Сиенского, который стоял у истоков ордена). Окончательный разрыв бернардинцев с орденом францисканцев состоялся в 1517. Одевались бернардинцы в сутану темно-серого цвета с капюшоном, плащ, носили пояс из белой шерсти. Главной целью бернардинцев в Беларуси была миссионерская работа среди православного населения и пастырская деятельность. В Беларуси действовало 4 женских монастыря бернардинок: в Бресте, Гродно, Минске и Слониме. Мужских монастырей бернардинцев насчитывалось несколько десятков. При монастырях бернардинцев действовали школы (в том числе в Будславском монастыре – музыкальная школа); почти каждый монастырь имел библиотеку; брестские бернардинцы держали аптеку.

Бенедиктинцы – монахи старейшего в Европе католического монашеского ордена Святого Бенедикта. Основанный в 530 г. Бенедиктом Нурсийским (он был и автором устава) в г. Монтекасина (Италия). Устав требовал от бенедиктинцев постоянного жительства в монастыре, послушания, воздержания и бедности. Цель ордена (харизмат) – контемпляция (приведение психики в состояние глубокой сосредоточенности), физическая и умственная работа, воспитание молодежи. Одним из обязательств бенедиктинцев было соблюдение торжественной литургии. Монастыри бенедиктинцев имели свои школы, крупные библиотеки с редкими собраниями, скриптории, где переписывались книги и летописи. В XIII в. бенедиктинцы утратили первенство, уступив его доминиканцем и францисканцем. В Беларуси бенедиктинцы имели монастыри в Городище около Пинска, Минска, Несвижа, женские монастыри бенедиктинок действовали в Минске, Орше, Несвиже, Слониме, при которых существовали школы для девочек из дворянских семей.

Таким образом, католическая экспансия Ватикана, польских магнатов и духовенства, попытки насильственного окатоличивания белорусского народа усугубляла религиозное противостояние, которое перерастало в вооруженную борьбу. Одним из главных требований восстания 1648 была ликвидация униатской церкви.
Современные политизированные историки стараются подать униатскую церковь как национальную, не зависимую от Рима и Москвы, которая якобы способствовала сохранению белорусской нации. Такая трактовка исторической роли униатской церкви, мягко говоря, не соответствует историческим фактам.

Во-первых, как подчеркивалось выше, униатская церковь была создана усилиями иезуитов, костела, польского короля Сигизмунда III Вазы и части иерархов православной церкви вопреки воле белорусского и украинского народов православного вероисповедания и подчиняться Рима. Другое дело, что в условиях неприязни со стороны народных масс униаты вынуждены были соблюдать православный культ, чтобы народ не понял, в какую церковь он пришел. О неблагорасположенности знати к униатской церкви свидетельствует и такой факт. После смерти искреннего сторонника православия князя К. К. Острожского (1608) многие православные магнаты и шляхтичи переходят в католицизм. Заметим: в католицизм, а не в униатство. Этому событию посвящено талантливое произведение Мелетия Смотрицкого «Фринас» (1610), в котором он отражает кризис православной церкви и переход православных князей в католицизм.

Во-вторых, униатская церковь создавалась путем насилия и обмана народа, администрирования. Польские короли передавали униатам лучшие монастыри и приходы, государственные должности. Щедрые православные терпели давление во всех правах, оскорблялись, священники с позором изгонялись из приходов, по лживым доносам отдавались под суд. Целые уезды и воеводства оставались без священников, церкви были закрыты или разрушены, некоторые превращались в кабачки или конюшни. А православные в Великом княжестве Литовском – это и были как раз белорусы: крестьяне и низы городского населения. Против них, политически бесправных и почти поголовно неграмотных, и был развязан настоящий геноцид собственной знатью, что перешла в католицизм вместе с польскими феодалами, ксендзами и униатами. Так какая же это «национальная», извините, церковь, которая грабит и пригнетает собственный белорусский народ?

Сборовский мир. Доминиканцы.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Сборовский мир, заключенный 8 августа 1649 г. между польским правительством и Б. Хмельницким, позволил боярам утопить в крови восстание в Беларуси. Однако в 1650 – 1651 гг. освободительное движение вновь охватило южные районы Беларуси. Отряды наемников и знати с лютой жестокостью подавляли неорганизованные выступления трудящихся масс, снова поднимались на борьбу. Героическая борьба белорусского народа за освобождение от феодального и национально-религиозного угнетения потерпела поражение, но в этой борьбе и Речь Посполитая потеряла свое «золотое яблоко». В 1654 г. Левобережная Украина отошла к России.

В XVII – XVIII вв. в Беларуси усилилась деятельность католических монашеских орденов – францисканцев, доминиканцев, базилиан, бернардинцев, бенедиктинцев и др. По заданию Ватикана, а также польских магнатов и духовенства они проводили насильственное окатоличивание белорусского населения.
Францисканцы (минириты) – монахи одного из католических орденов, названного именем его основателя Франциско Азизского. Орден Францисканцев был создан в 1209 г. в Италии. Сначала францисканцы были блуждающие, происходили из бедного населения и проповедовали религиозный аскетизм. Они боролись с еретическим движением проповедями и насилием, участвовали в инквизиции, проникали в школы и университеты. Около 1237 появились в Польше, оттуда начали миссионерскую деятельность в Великом княжестве Литовском по окатоличиванию населения. Во время княжения Гедимина (1316 -1341) они построили храмы в Новогрудке и Вильнюсе. Монастыри францисканцев существовали в Гольшанах, Гродно, Дисне, Дрогичине, Ошмянах, Ивенце, Лукомле, Минске, Новогрудке, Поставах, Пинске, Полоцке, Орше, Сенно и других местах.

Доминиканцы (название от имени основателя испанца Доминика де Гусмана) – монахи католического ордена, созданного в начале XIII в. Главным направлением деятельности ордена являлось пропагандистско-миссионерская. Папство использовало орден в борьбе с ересью, светскими властями, в дальнейшем – с реформационным движением. Доминиканцем была поручена инквизиция. Они одевались в белую сутану с белым капюшоном, на улице набрасывают сверху черную мантию с черным капюшоном. Герб ордена представлял образ собаки, которая несет факел (отсюда еще одно объяснение названия ордена – Господни собаки). Во главе ордена стоял генерал (генеральный магистр), резиденция которого находилась в Риме.

Высший коллегиальный орган – капитул. В Беларуси и в Литве доминиканцы закрепились с начала XVI в. Их монастыри были в Островце, Ошмянах, Василишках, Витебске, Гродно, Деречине, Друи, Новогрудке, Несвиже, Орше, Полоцке, Слониме, Ушачах, Холопеничах, Бресте, Заславле, Зембине, Клецке, Минске, Мстиславле, Пинске, Ракове, Речице, Смолянах, Столбцах, Чашниках, Шклове и других местах. Существовала и женская ветвь ордена.
Беларуси был известен один женский монастырь в Новогрудке. Кроме монастырей в Беларуси имелось около 10 резиденций доминиканцев. Им принадлежали библиотеки, гимназии и уездные школы, коллегиум при Виленском монастыре.

Базилиане – сообщество монахов, которые жили по правилам, разработанным святым Василием (Базылем – отсюда и название) Великом (IV в.); позднее (с XVII в.) – Католическо-униатский монашеский орден. После провозглашения Брестской унии 1596 г. базилиане приобретают орденскую организацию на территории Речи Посполитой. В 1617 в Новогрудке состоялась первая конгрегация нового ордена базилиан. Постановления конгрегации были законом для них. Во главе ордена стоял протаархимандрит (генерал), резиденцией которого являлся монастырь в Тараканах (Кобринский район). Конгрегации проходили обычно в Жировичах (около Слонима), Новогрудке и Вильне. В Беларуси существовало 55 монастырей базилиан. Крупнейшие из них – Полоцкий, Жировичский, Минский, Витебский, Беразветский, Барунский, Бытенский, Антопальский. В 1826 г. базилиане Белорусской и Литовской провинций имели 60 монастырей, 430 монахов и 7370 крепостных крестьян. Их имущество составляло 404 570 рублей.

Для подготовки монахов из послушников существовали новициаты и студии при монастырях в Антопале, Берозвеччье, Витебске, Замостье, Лавришево, Лядах, Полоцке, Жировичах и др. Учились у них 2-4 года, существовали три специализации: богословие, философия, риторика. Работали базилианские школы, развивалась издательская деятельность. Типографии базилиан были в Вильнюсе, Супрасле, Минске и других местах. С 1628 по 1800 г. в них выдано около 1080 книг в основном на польском, латинском, церковнославянском языках, около 40% составляла светская литература. Действовали и женские монастыри базильянок, но их было немного. Базильянки держали приюты и пансионы, в которых учились девочки.

Литературно-богословская, парламентская, административная борьба.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Среди противников унии были талантливые белорусские писатели своего времени: Стефан и Лаврентий Зизаний, Иосиф Бабрикович, Леонтий Карпович, Мелетий Смотрицкий и др. Началась острая литературно-богословская полемика. Это было первое направление религиозной борьбы.

Вторым направлением была парламентская борьба. На сеймах и сеймиках между православными и униатами всегда происходили острые споры.

Третьей формой религиозной борьбы была административная борьба: закрытие православных церквей, передача их и монастырей униатам. В этом направлении хлопотали униатские епископы, феодалы, польские короли, канцлер Л. Сапега – сторонник униатов и гонитель их противников. Когда жители Могилева (19 октября 1618 г.) не пустили И.Кунцевича в город, Л. Сапега не только возложил на горожан огромный денежный штраф, но и велел передать все православные церкви вместе с имуществом под власть Кунцевича.

Пользуясь поддержкой канцлера, последний через некоторое время насильно закрыл православные церкви на территории всей огромной епархии. Видимо, под влиянием Сапеги в 1621 г. Сигизмунд III направил грамоту полоцкому магистрату, требуя подчинения православных Кунцевичу. Православное население ответило непокорностью и позвало на помощь казаков. Это заставило Сапегу быстро изменить тактику и призвать Кунцевича отказаться от насилия.

Смена тактики канцлера ВКЛ была вызвана некоторыми новыми явлениями на политическом небосклоне Речи Посполитой. В начале XVII в. в общественно-политической жизни все больший вес стали приобретать казаки. Именно казаки начинают защищать обиженную церковь, ее священнослужителей и поклонников с оружием в руках. При непосредственном участии казаков и их атамана Сагайдачного в 1620 г. была восстановлена иерусалимским патриархом Феофаном православная иерархия Беларуси и Украины. А в 1623 г. они добились согласия короля на отмену всех королевских грамот, враждебных православным, и недопущение захвата имущества.

И. Кунцевич или не понимал, или не хотел понимать новых течений в общественно-политической жизни. Несмотря на предостережение канцлера, Кунцевич закрывал храмы, лишал сана священнослужителей, считал себя свободным топить неуниатов и рубить им головы. Конец такой немилости был трагическим. 12 ноября 1623 г. в г. Витебске вспыхнуло восстание. Огромная толпа горожан и крестьян из окрестных деревень, когда зазвонили в церквях, бросились к дому Кунцевича. Его убили, труп бросили в Двину, убили и его помощников. По требованию папы римского Урбана VIII над населением Витебска была совершена кровавая расправа. Королевскую комиссию возглавил Л. Сапега. Он спешил совершить расправу, так как стало известно, что православные обратились за помощью к казакам. 75 участников восстания были приговорены к смерти, а остальные к другим мерам наказания. Имущество казненных было конфисковано. Витебск лишили магдебургского права, ратушу разрушили, а колокола сняли и отправили на переплавку.

После расправы над восставшим населением Витебска национально-религиозный гнет белорусов и украинцев еще больше усилился. Борьба народных масс быстро переросла в национально-освободительное движение. В 1637 -1647 гг. оно имело характер отдельных стихийных выступлений. А в 1648 г. на борьбу с поработителями поднялось запорожское казачество во главе с Б. Хмельницким. Восстание быстро перекинулось на Беларусь. Один за другим приходили сюда казацкие загоны. Около них собирались восставшее белорусское крестьянство и низы мещан. Повстанцы уничтожали шляхтичей, католическое и униатское духовенство, разрушали шляхетские имения, костелы, монастыри. Вспыхнувшее одновременно в разных местах, восстание распространялось так быстро, что попытки подавить его силами феодалов не имели успеха. Борьбу с восставшим народом возглавил польный гетман Великого княжества Литовского Януш Радзивилл. Осенью 1648 в Беларусь было направлено несколько крупных отрядов наемников и шляхты. Жестокие бои развернулись на юго-западе Беларуси в районе Пинска, Новогрудка, Слонима, Бреста, Турова, Бобруйска. Пощады не было никому. Раненых добивали, убивали женщин и детей. Пинск был почти полностью сожжен. По приказу Радзивилла практически все население Турова, которое осталось в городе, было уничтожено, а город сожжен.

Новый подъем борьбы начался с весны 1649 Б. Хмельницкий направил в Беларусь, несмотря на мирные переговоры с польским правительством, Трехтысячный отряд казаков во главе с Ильей Голотом. К нему присоединились крестьяне, мещане, и скоро отряд увеличился до 30 тыс. человек. Радзивиллу удалось расправиться с отрядом Голота. Скоро из Украины снова пришли отряды казаков во главе с Побадайлом, Гаркушем, Кричевским. В июне 1649 г. между отрядом Кричевского и армией состоялся продолжительный бой. И хотя Радзивилл одержал победу, она была пирровой. Армия понесла такие потери, что продолжать наступательные действия оно больше не могло. А казаки и белорусские крестьяне не попрятались в окрестных лесах, и перешли к партизанской борьбе.

Православные братства.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Заключить унию путем согласия, как предложил П. Скарга, не получалось. Надо было лукавить, как советовал Поссевин. К концу XVI в. сложились необходимые условия: ряд православных епископов (пинский – Леонтий Пяльчитский, холмский – Дионисий Сбируйский, львовский – Гедеон Балабан, Луцкий – Кирилл Тарлецкий, брестский – Ипатий Потей), а также митрополит Киевский Михаил Рагоза начали склоняться к унии. В этом они были правы: свои посты получили из рук короля и потому вынуждены были считаться с его мнением по поводу религиозной унии, к тому же они иногда подвергались шантажу и даже нападкам и, в конце концов, были недовольны вмешательством православных братств в дела церкви.

Православные братства возникли в XVI в. как благотворительные общественные организации. С усилением католической экспансии они превратились в религиозные православные организации с целью защиты православия. Главным направлением их деятельности стало сохранение чистоты православного учения, богослужения и церковного управления. Кроме того, братства имели право контроля не только религиозной жизни, но и морального положения светских и духовных лиц. В результате началась борьба между епископами и братствами. Уния могла освободить иерархов из-под контроля братств. Зависимость от королевской милости, шаткость положения, надоедливость братств и другие обстоятельства подтолкнули некоторых епископов, а также митрополита на унию.

В инструкции, данной Михаилу Рогозе иезуитами, отмечалось: «Что касается мирян, особенно простого народа, то … вам нужно как только возможно беречься, чтобы не дать малейшего повода догадаться о ваших намерениях и целях. Поскольку от мирян можно ожидать открытого военного восстания, то не советуем идти против них … Новые обряды нужно вводить в церковь не внезапно, а потихоньку заменять старые » (История Белорусского ССР. Мн., 1972. Т. 1. С. 232 – 233). В соответствии с инструкцией в 1590 г. епископы Балабан, Тарлецкий, Збируйский и Пяльчитский подписали в Бресте грамоту, в которой были согласны принять унию, а в 1591 г. на соборе в Бресте отказались подчиняться константинопольскому патриарху. Король одобрил это постановление.

В 1595 Потей и Тарлетский с актом на унию отправились в Рим. Все это делалось тайно, но быстро К. Острожскому стало известно о деятельности сторонников унии. Он немедленно распространил «окружное послание», в котором призывал православных объединиться в борьбе за веру. Канцлер Лев Сапега предупредил князя об опасности гражданской войны и приказал прекратить распространение грамот, текст которых не согласовывался с королем и не закреплялся канцелярской печатью. Но тщетно. Уния, задуманная в верхних эшелонах власти, уже посеяла гражданскую войну.

К концу XVI в. борьба между католицизмом и православием приобретает вооруженный характер. Первой акцией стало восстание Северина Наливайко (1595 – 1596). Он некоторое время был на службе у князя К. Острожского, к тому же во время восстания его мать, сестра и два брата находились в Острожском замке. Очевидно, что имелась какая-то связь между унией и восстанием С. Наливайко. Целенаправленно наносились удары по тем городам, где жили или имели имущество сторонники унии. Особенно попало К. Тарлетскому. Повстанцы разрушили его и брата поместья, захватили ценности, а также бумаги по подготовке унии. Восстание было жестоко подавлено, а С. Наливайко после тяжелых пыток в Варшаве казнили.

Папа Климент VIII (бывший представитель Ватикана в Польши кардинал Альдабрандини) издал буллу об унии, а польский король – универсал, согласно которому православная и католическая церкви в Речи Посполитой оглашались связанными. Последнее слово оставалось за собором. Созванный в октябре 1596 г в Бресте ради окончательного оформления унии, он раскололся на сторонников и противников унии. Первых поддерживали король, канцлер ВКЛ и весь государственный аппарат, последних – православный народ. Антиуниатский собор уволил с должностей и лишил духовного звания митрополита Н. Рагоза и всех униатских епископов. Униатский собор в свою очередь лишил сана и отлучил от церкви всех противников унии.

Подрыв церковной организации изнутри.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Во-первых, короли начали не только утверждать избранных на соборе епископов и игумена, но и назначать их без ведома церковной власти. Это наносило удар по внутреннему образу православной организации (соборности) и по авторитету православных священников. Главными критериями пригодности на епископскую кафедру или должность настоятеля монастыря стали не высокие духовные и человеческие качества (искренность веры, внутренняя чистота, христианская нравственность, глубокие знания вероисповедания), а услуги Короне или королю. Были случаи, когда православные монастыри возглавляли не монахи, а светские люди, даже католики.

Во-вторых, короли присвоили себе право передавать церкви и монастырь в опеку гражданским лицам. Королевская привилегия обычно позволяла опекунам принимать «все пожитки церковные себе и уживать их до живота своего». В результате этого православные церкви и монастыри неслучайно делались кормушкой для любых королевскому сердцу угодников. Более того, некоторые феодалы начали сдавать православные церкви, которые находились в их владениях, в аренду.

В-третьих, король присвоил право высшего суда над православными священниками и тем самым закрепил путь для злоупотреблений.

Все это подрывало церковную организацию изнутри, и она быстро оказалась на краю пропасти: церковные законы нарушались высшими священнослужителями, верующие переходили в католицизм, протестантизм. Тем не менее, несмотря на неблагоприятные исторические условия, православие твердо держалось в народных недрах с его многовековой культурой, традициями, языком, обычаями.
Политика окатоличивания края соответствовала и замыслам папы римского, который мечтал подчинить себе не только Беларусь и Украину, но и Москву. Правда, папский легат иезуит Антонио Поссевин, который имел поручение склонить к католицизму Ивана Грозного, предложил ограничиться Великим княжеством Литовским, сконцентрировав здесь все свои силы. При этом он советовал идти к цели не по направлению, а окольным путем, через церковную унию.

Сначала, по его мнению, нужно было склонить на свою сторону православных епископов через церковную унию, не задевая вопросов догматики и культа. А потом шаг за шагом продвигать католическую догматику и культ уже через униатскую церковь. Этот план, рассчитанный на много лет, имел в виду тот факт, что рабочие массы крепко держатся веры дедов и сначала надо в недрах унии взрастить и воспитать поколение, более терпимое к католической вере, а потом его понемногу и незаметно окатоличить. В противном случае, предупреждал Поссевин, возможно восстание православных против власти костела.

Согласно этому плану, иезуиты начали в Беларуси подготовку идеологической и психологической почвы для церковной унии. Первоначально нужно было убедить магнатов, шляхту, православных священников в исторической необходимости унии православной и католической церквей. Особенно на почве унии усердствовал П. Скарга. Образование он получил в Риме, дав четыре обета монаха ордена иезуитов и в 1570 г. был направлен в Речь Посполитую. Скоро он стал «душой всех мероприятий» С. Батория, а затем «мыслью и пером» иезуитского короля Сигизмунда III. Он способствовал развитию Виленского коллегиума и преобразованию его в академию, основал и руководил Полоцким коллегиумом, писал и издавал религиозную литературу. Вскоре П. Скарга понял, что религиозные споры несут гибель государству. Путь к укреплению отечества он видел в преодолении протестантизма как наибольшей опасности государственности и в объединении путем церковной унии католиков и православных.

В 1577 г. П. Скарга издал свое произведение «О единстве Божьей церкви», в котором обосновал мысль об исконном единстве христианской церкви и подчинении ее папе римскому. Причину схизмы (отступничества православной церкви от Рима) видел в самомнении константинопольских патриархов, их зависимости от константинопольских императоров и множестве ереси на востоке. Восточная церковь, оказавшись в зависимости от турецкого султана и московского царя, утратила чистоту веры и поэтому переживала кризис. П. Скарга считал, что преодолеть кризис православная церковь сможет в том случае, если обратится к вере дедов и станет на путь подчинения Риму. Призывая к унии, П. Скарга, как искренний католик, но, видимо, не очень последовательный иезуит, мечтал добиться единства христианской церкви при помощи убеждений, отвергая насилие.

Иезуиты же, как известно, считали, что цель оправдывает средства и «Кто не папист, тот сатанист».
П.Скарга был талантливым полемистом, оратором, к тому же и обаятельной личностью: строгий, скромный и остроумный в жизни, бесспорно ученый, искренний католик и патриот. Особое внимание он обратил на одного из самых могущественных православных магнатов, киевского воеводу К. К. Острожского, который имел более 100 городов и 1000 деревень с годовым доходом более миллиона червонцев. На то время это были большие деньги. Он мог выставить войско гораздо более 30 тыс. человек. Такое войско не мог выставить даже польский король. Это был независимый человек, искренний православный. За ним к унии потянулись бы и другие, зависящие от него православные шляхтичи, и иногда казалось, что П. Скарга сумел его убедить, склонить к унии. Но это только казалось, потому что К. Острожский, не отрицая унию, ставил ей непреодолимое препятствие: согласие православного народа на унию, решение вопроса на церковном соборе.

Стефан Баторий. Иезуиты.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Когда в 1579 г. Стефан Баторий был вынужден начать военные действия, иезуиты приняли действенное участие в походе. Они мужественно переносили тяготы похода, заботливо ухаживали за раненными, залечивали раны и души искалеченных, исполняли религиозные обряды. Преданная служба на благо католицизма, государству и Короне сделала Батория искренним сторонником иезуитов. «Если бы я не был королем, – любил он повторять, – был бы иезуитом».

Во время осады Полоцка С. Баторий пообещал после победы открыть в городе иезуитский коллегиум. Свое обещание он выполнил по-королевски. Ради материального обеспечения учебного заведения иезуитам в Полоцке передали восемь церквей и семь монастырей вместе с их поместьями. Православным был оставлен один кафедральный собор. В королевской грамоте указывалось цель: «Чтобы иезуиты содержали коллегиум для воспитания в католической вере юношества, распространяли католическую веру среди схизматиков (т.е.. Православных. – З.З.), устраивали латинские, то есть римско-католические, приходы в Беларуси и таким образом уничтожали православие здесь» (Мартос А. Беларусь в исторической государственной и церковной жизни. Мн., 1990. С. 158).
Следующий король, Сигизмунд III Ваза (1587 – 1632), как известно, являлся воспитанником иезуитов. К сердцам остальных королей Речи Посполитой также были найдены пути и тропинки. На протяжении существования Речи Посполитой королевская личность всегда была в центре внимания иезуитов.

Разными путями иезуиты шли к магнатам и также имели успех. Достаточно отметить, что одними из первых в католицизм обернулись потомки Николая Радзивилла Черного. Именно один из них, Сиротка Радзивилл, всю свою жизнь посвятил поиску Библии, изданной отцом, чтобы уничтожить. Извел капитал в 5000 червонцев, разыскал почти все экземпляры и сжег. А за Радзивиллами потянулись другие магнаты, средняя и мелкая шляхта. «Блудные сыновья» католицизма понемногу возвращались в лоно костела.

Важным направлением в работе иезуитов было воздействие на народные массы. Здесь имелись свои особенности. Те, кого заставили стать протестантами, с радостью возвращались в храм. Но имелись и знающие кальвинисты и антитринитарии. С ними было труднее. Среди последних иезуиты развернули работу на почве религиозного культа и благотворительности. Рядом с коллегиумом иезуиты открывали аптеки, больницы, приюты для бездомных, помогали во времена народных бедствий.

Средневековый житель не представлял себе жизни без религиозного культа: с Богом рождался Богу и отдавал душу. Иезуитам войти в доверие к рабочему человеку «поспособствовала» моровая язва в Вильнюсе в 1573 г. Под страхом смерти город покинули и богачи и священники. Иезуиты же (кроме пяти наиболее подготовленных и способных, которые были отправлены в безопасное место) остались с народом. Они помогали чем могли: хлебом и солью, ухаживали за больными (иногда сами возле них умирали), принимали исповедь, хоронили усопших. Люди потянулись в иезуитский костел Святого Иоанна, и ничто не могло их удержать: ни просьбы, ни угрозы. Таким путем шли иезуиты к сердцам простых людей.

Особое внимание они уделяли молодежи. Пропаганда среди нее обычно проводилась через учебные заведения. Рядом с Полоцким коллегиумом (1580) иезуитские коллегии открываются в Несвиже, Орше, Бресте, Пинске, Гродно, Витебске, Новогрудке, Минске, Слуцке, Жодишки. В 1618/19 учебном году в иезуитских учебных заведениях Великого княжества Литовского училось 3165 учеников и студентов. К 1773 в Несвижском коллегиуме было около 300 детей, а в Полоцком более 250. Именно высококвалифицированная образовательно-воспитательная работа была политикой, обращенной в будущее. Скоро воспитанники иезуитов начали заполнять административный аппарат ВКЛ, оказывать свое влияние на решение всех государственных и общественных дел. А поскольку иезуиты воспитывали молодежь в духе религиозного фанатизма и нетерпимости, то и влияние было соответствующим.

Однако, несмотря на такую разностороннюю работу, нужно отметить: иезуиты не смогли полностью победить протестантизм. Это борьба шла на протяжении всего существования Речи Посполитой.
Вторым врагом католики и иезуиты считали православных жителей ВКЛ. Что собой представляла православная церковь того времени?  К середине XVI в. польские короли практически подчинили себе православную церковь, присвоив некоторые права в управлении церковной организацией.

Реформация. Антитринитаризм.

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В Реформации можно выделить три направления:

1) королевско-княжеское, которое защищало интересы монархов и светских феодалов в укреплении своей власти и захвате земных богатств церкви;

2) бюргерско-буржуазное с его тезисом «абсолютного предопределениия», проповедью «мирского аскетизма» и республиканского обустройства церкви;

3) народное, которое требовало ликвидации церкви, феодального гнета и узаконивания равенства.

Под идейным знаменем Реформации проходила Крестьянская война 1524 – 1526 гг. в Германии, Нидерландская (1566 – 1609) и Английская (XVII в.) буржуазные революции.

В Великое княжество Литовское впервые протестантские идеи были принесены в 1521 г. итальянцем Франциском Лисманини (придворный проповедник Сигизмунда I Старшего и любимец королевы Боны). Лютеранство в Великом княжестве Литовском широкого распространения не получило. Гораздо больше сторонников нашел в княжестве кальвинизм, защитником которого стал Некоронованный владыка княжества Николай Радзивилл Черный. В 1561 г. он построил в Вильнюсе против костела Святого Иоанна прекрасный храм, пригласил кальвинистских проповедников из Пруссии, Бельгии и Швейцарии, начал просветительскую и книгоиздательскую деятельность.

Социальной основой кальвинизма в Беларуси (в отличие от Западной и Центральной Европы) были феодальная знать, ее вассалы, часть средней и мелкой шляхты. Магнаты и шляхта использовали Реформацию для укрепления своих социально-экономических и политических позиций: захвата земельных владений церкви путем секуляризации; сокращения расходов на содержание церкви; образования оппозиции центральной власти; расширения своего влияния на рабочие массы. Реформацию поддержала также часть городского населения, недовольная распространением в городах католических и православных «юридик», церковными поборами, идейным влиянием православной и католической церквей.

В 60-е годы XVI в. в Беларуси, в Литве и на Украине из кальвинизма выделилось более радикальное направление – антитринитарское, или, как его называли иначе, – арианское. Своими корнями он уходил в IV в. н. э. и получил название от имени александрийского епископа Ария, который выступал против божественной сущности Иисуса Христа и Святой Троицы.
В средневековье идеи Ария развивали некоторые из схоластов, русские еретики, анабаптисты. С наступлением Реформации арианство взорвалось с новой силой. Идеологом антитринитаризма в XVI в. стал испанский ученый Мигель Сервет. В 40-е годы XVI в. большинство итальянских антитринитариев убегает от инквизиции в Швейцарию, а затем в Польшу и в Беларусь.
Белорусский антитринитаризм имел два направления: терпимый и радикальный. Представитель первого направления Симон Будный представлял интересы части горожан и знати, выступал против божественной природы Христа, за частичные реформы.

Радикальное направление антитринитаризма возглавляли Петр из Ганёнда, Мартин Чеховиц и Якуб из Калиновки, Павел из Визны. Они стремились не к частичным реформам, а к радикальным социально-политическим изменениям: ликвидации барщины, частной собственности, феодальных привилегий, выступали против светской власти, войн, социальной, национальной и религиозной неровности, строили утопические планы перестройки общества. Радикальные антитринитарии отрицали античную философию, схоластику, были стойкими сторонниками равенства, справедливости, братства, человеколюбия.

Антитринитарии Беларуси имели много своих общин в Ивье, Лоске (у Ошмян), Любче, Новогрудке, Клецке и других городах, а также свои органы самоуправления. Утопичность их наивно-социальных мечтаний, внутренние противоречия, противодействие феодалов, католическая реакция привели к упадку антитринитаризма, а в середине XVII в. под давлением социниане были изгнаны за пределы Речи Посполитой, в том числе и из Беларуси. Что касается кальвинистов, они образовали территориальную организацию кальвинистской церкви в Беларуси и Литве с центром в Вильнюсе.

По мнению некоторых ученых, реформационное движение затронуло и православную церковь в виде ересей.
1569 год, год Люблинской унии, открыл новый этап религиозной борьбы в ВКЛ. Произошло событие, которое, видимо, осталось незаметным для современников, но сыграла чрезвычайную роль в судьбе Речи Посполитой. В Вильнюс из г.Брунсберга приехали 5 иезуитов, а потом еще 16, в том числе хитрый и ловкий Маги, провинциал (руководитель) австрийских и польских иезуитов. Они открыли коллегиум из пяти классов и отдельное отделение для подготовки иезуитов. Сначала к ним шли единицы, но дело было начато. Иезуиты имели хорошо разработанный план воздействия на сердца и умы людей разных сословий, вероисповедания, возраста.
Первоначальное внимание они обратили на личность короля.

Доверие Сигизмунда II Августа иезуиты завоевали через посредничество его сестры Анны. А вот пристрастие Стефана Батория было одержано благодаря Ливонской войне. После бегства Генриха Валуа в Париж бескоролевье длилось почти два года. Победил трансильванский воевода Стефан Баторий, видимо потому, что пообещал вести Ливонскую войну собственными силами и за свой счет.

Борьба белорусского народа против польско-католической экспансии

Август 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Имея целью создать унитарное государство, Люблинская уния одобрила формирование «одного взимания, единства, неделимого народа». Но Великое княжество Литовское было, как известно, полиэтническим государством, в котором жили белорусы, русские, украинцы, литовцы, евреи, татары и др. Поэтому формирование «неделимого народа», по мнению инкорпораторов, должно было осуществляться путем ассимиляции всех этих этносов собственно польским населением.

Эта ассимиляция требовала чего-то такого, что объединило бы все эти народы. В средние века таким духовным цементом являлась религия. Религия – это и мировоззрение, и обычай, и нормы поведения, и, наконец, основы духовной культуры. Но на пути религиозного единства народа Речи Посполитой было много препятствий. Во-первых, к середине XVI в. население Польши и Великого княжества Литовского имело разное вероисповедание. В Польше господствующей религией был католицизм, а в ВКЛ большинство населения придерживалось православия (Беларусь и Украина) и протестантизма (Литва). Во-вторых, католицизм и православие переживали кризис. В-третьих, были очень сложные религиозные обстоятельства. Чтобы лучше их понять, напомним кратко эти обстоятельства.

Православие, как известно, пришло в Беларусь в конце X в. и до 1385 мирно уживалось с язычеством литовцев, хотя и было почти государственной религией. Но после Кревской унии положение изменилось. Ягайло, который договорился с поляками, крестил язычников в Вильнюсе, Тракае, а также в Беларуси. Здесь появляются три католических прихода (в Крево около Ошмян, в Обольцах около Толочина и в Гайна вблизи Логойска). Накануне Люблинской унии Виленской епархии, деятельность которой распространялась и на Беларусь, принадлежали 285 деревень и 16 местечек, из которых 2/3 владений находились в Беларуси. Католичество охватило северо-западную и западную части Беларуси по линии Браслав – Поставы – Вилейка – Минск – Пинск. И хотя православная церковь сохранила свое влияние на гораздо большей части населения, господствующей религией в ВКЛ становится католичество. По привилегии Ягайло (1387), католическая церковь получила полный иммунитет во всех своих владениях, в финансовых и судебных делах, освобождалась от государственных поборов и повинностей.

Высшие государственные должности в княжестве могли занимать только католики. Были, разумеется, и исключения, но они вызывали бурные протесты католической шляхты. Например, возмущение вызвало назначение К. И. Острожского на должность трокского воеводы и наивысшего гетмана ВКЛ. Король должен был держать ответ. Высокое предназначение православного князя он обосновал его заслугами перед государством и обещал впредь высшие должности давать лишь католикам. В начале XVI в. католическая религия входит в полосу кризиса. Суть его сводится к критическим отношениям знати как до католического культа, так и к организации храма и его политики. Церковь, как известно, зарилась на верховенство над светской властью. А хозяева государств стремились в свою очередь подчинить светской власти церковь. Именно на этой почве борьбы между светской и духовной властями и проросла Реформация.

Реформация – общественно-политическое и религиозное движение, направленное против католической церкви как идейной основы феодализма. Реформация, как известно, начилась в Германии с выступления М. Лютера (1517) и распространялась по всем странам Западной и Центральной Европы. Идеологи Реформации (М. Лютер, Ж. Кальвин, У. Цвингли) выдвинули тезисы, в которых, по сути, отрицали необходимость католической церкви и священников в «спасении верующего» (тезис «об оправдании одной верой»). Единственным источником религиозной истины они объявили Священное Писание, отклонив Священное Предание, монашество, целибат, культ Богородицы, святых, ангелов, иконы и т. д. Из семи Таинств протестанты оставили два – крещение и причастие (лютеранство) или три – крещение, причастие и церковный брак (англиканская церковь). Требовали дешевой церкви, отказывали ей право на земные богатства и т. д.

Статут Великого княжества Литовского 1588 г. Часть 2

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Статут Великого княжества Литовского 1588 г. оставался главным источником права в Беларуси до 1840 г. Но поскольку ВКЛ входило в состав Речи Посполитой, то неоднократно предпринимались попытки внести в него поправки, изменения. Принимались новые законы, которые возражали нормам Устава. Так, по закону 1668 за отход от католической веры виновные карались конфискацией имущества и изгнанием из государства, а по закону 1733 православные и протестанты были лишены права быть депутатами сейма и судьями главного трибунала (Юхо Я. А. Краткий очерк истории государства и права Беларуси. Мн., 1992. С. 233).
Нельзя забывать также, что в Речи Посполитой, где господствовала шляхетская анархия, многие законы оставались на бумаге.

Сигизмунд III Ваза в 1590 сделал попытку провести кадровую политику в духе Люблинской унии. На место умершего краковского католического епископа он пригласил белорусского католика Юрия Радзивилла, занимавший до сих пор вильнюсскую кафедру, а в Вильнюс взамен предложил поляка Бернарда Матиевского. Это было не обычное нарушение закона, а попытка рассмотреть Речь Посполитую не как федеративное, а как унитарное государство. Канцлер Великого княжества Литовского Л. Сапега не дал согласия на назначение поляка на вильнюсскую епископскую кафедру и отказался закреплять государственной печатью княжества решение епископа-поляка. Конфликт длился 10 лет, пока не умер Матиевский, и на вильнюсскую кафедру был назначен белорус Бенедикт Война.

Несмотря на это и другие нарушения законов, Статут 1588 г. имел большое историческое значение. Он подвел законодательную основу под новые взаимоотношения между княжеством и Польшей.
Таким образом, господствующий и руководящий слой Великого княжества Литовского после Люблина начал борьбу против польской программы создания унитарного государства. В результате этой борьбы удалось сохранить часть территории ВКЛ, которая осталась после аннексии и присоединения большинства территорий княжества к Польскому королевству, а также титулы «великого князя литовского» и «Великого княжества Литовского», остатки государственности и автономию в границах Речи Посполитой. Со временем польское влияние на население ВКЛ все более усиливалось. Знать перешла в католицизм и ополячилась. В 1696 г. польский язык был объявлен государственным языком ВКЛ. Над населением Беларуси нависла реальная угроза не только окатоличивания, но и полонизации.

Новый Статут 1588 г.

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Вскоре юридически было отменено и требование Люблинской унии собирать коронный сейм только в Польше (в Короне, отсюда и название – «коронный»). В 1673 сейм одобрил постановление: каждый третий сейм собирать не в Короне, «а в Великом княжестве Литовском в городе Гродно», за исключением сеймов во время междуцарствия. На сеймах в Гродно маршалком выбирался один из местных депутатов. Этот акт юридически признал существование Великого княжества Литовского в качестве не провинции Польши, а отдельного государственного организма.

Таким образом, полного слияния двух государств не произошло даже на уровне законодательной власти. Поэтому и новые органы управления, созданные в Речи Посполитой, обычно были отдельными для государств. Так, основание в 1578 коронного трибунала (высшего апелляционного суда) повлекло за собой образование соответствующего судебного учреждения в ВКЛ – литовского трибунала (1581), а после основания казенного трибунала в Польше такой же орган появляется в ВКЛ. И только после отмены ордена иезуитов буллой папы Климента XIV (1773) была создана Образовательная комиссия, единая для Речи Посполитой. Не было у Речи Посполитой общих министров ни по внутренним, ни по внешним вопросам, единственного высшего судебного учреждения. Не были приведены в жизнь и такие требования унии, как расторжение между государствами границы, введение общей монеты и т.д.

Зато в Великом княжестве Литовском сохранился полностью административный аппарат управления: канцлер и подканцлер, маршалки – великий и надворный, подскарбий большой, гетман великий и гетман польный, главный литовский трибунал, казенный трибунал (контролировал финансовые дела государства) и другие учреждения.
Только в 1791 г. была принята единая конституция, но история уже не оставила времени для ее осуществления.

Как отмечалось выше, одним из требований Люблинской унии было формирование общего законодательства.

  • Во-первых, созданная в ВКЛ комиссия должна была согласовать литовское законодательство к требованиям унии и польского законодательства. Но это было не в интересах княжества. Видимо, поэтому комиссия не имела в своем составе поляков.
  • Во-вторых, не было к чему согласовывать, так как поляки в то время не имели такого свода законов, как Литовский Статут. В-третьих, очевидно, литовско-белорусских юристов больше беспокоили вопросы совершенствования своего законодательства, а не приближения его к польскому. Поэтому работа пошла совсем в другом направлении. Правда, на сеймы 1574 и 1578 были поданы несколько исправленных статей, но они не затрагивали межгосударственные отношения.

Новый Статут 1588 г. не только возражал Люблинскаой унии, но даже не вспомнил о ее существовании. Он состоял из 14 глав и 487 статей. Нормы государственного права были изложены в третьем разделе, в котором провозглашалась самостоятельность Великого княжества Литовского, неприкосновенность его границ, территориальная целостность. Статья 4-ая этого раздела обязала великого князя вернуть в состав княжества все земли, которые ранее были от него отобраны (Статут Великого княжества Литовского 1588 г. Мн., 1989. С. 114,364).

Вопреки люблинского акта, который позволял полякам приобретать поместья на территории ВКЛ, Устав 1588 запрещал иностранцам приобретать в княжестве земли и имения, а также должности. А поляки – владельцы подаренных в княжестве имений – должны были нести земскую службу, в противном случае они теряли права на владения. «Уряды» и земли по закону могли раздаваться в княжестве только «Литве, Беларуси и Жемойтии», только «родственникам» Великого княжества Литовского.

Место Великого княжества Литовского в Речи Посполитой.

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В состав господствующего класса входило «белое» и «черное» духовенство, которое обладало огромной земельной собственностью. В исключительных случаях оно платило одноразовый налог, который назывался «доброхотное подаяние». Между тем духовенство само собирало десятину из королевских и шляхетских имений. Представители высшего клира входили в состав сената. Что касается шляхетских сеймиков и посольской избы, в их работе духовные лица обычно не участвовали.
Таким образом, Речь Посполитая была конституционной сословной монархией, в которой власть распределялась между двухпалатным парламентом (магнатами и шляхтой) и королем. Другие сословия никаких политических прав не имели.

Какое же место отводилось Великому княжеству Литовскому в Речи Посполитой и какое место по сути оно занимало?

Польская программа унии имела целью учреждение унитарного государства, которое представлялось как «единое неделимое тело с одной головой», то есть ВКЛ отводилась роль провинции Речи Посполитой. Однако накануне Люблинской унии государства имели одного хозяина, а в остальном были самостоятельны и независимы. Вторым шагом в сторону унитарного государства после Люблина стал коронный сейм и упразднение независимого сейма ВКЛ. Следующим шагом должно было стать единое законодательство, добытое путем согласования Литовского Статута 1566 к польским законам. Однако сделать это было не так легко, как казалось инкорпораторам. Дело в том, что в Люблинском акте были заложены противоречия, которые допускали возможность построения как унитарного, так и федеративного или конфедеративного государства. Сохранялись титулы «великого княжества Литовского» и «великого князя литовского», действовал почти не нарушенный аппарат административно-государственного управления, имелись свои «сокровища», государственная печать, свое войско и, наконец, свой свод законов – Литовский Статут.

Взаимоотношения между государствами не способствовали образованию унитарного государства. Насильственный, оскорбительный характер заключения унии заложил в фундамент Речи Посполитой недоверие со стороны Великого княжества Литовского, которое с течением времени все больше укреплялось. Этому способствовали правящие круги Польши, особенно их тактика по отношению к Ливонской войне. Накануне Люблинской унии Сигизмунд II Август обещал помощь в войне, но после унии не спешил исполнить обещание. Это, конечно, должно было отрицательно сказаться на общественно-политической мысли ВКЛ, тем более что оно было ослаблено насильственной аннексией части своей территории: Подляшье, Волыни, Подолии, Киевщины. Ещё большее недоверие ВКЛ к Польши вызвало постановление коронного сейма (1573) о ведении Ливонской войны только на средства ВКЛ. Именно это и подтолкнуло правящие круги княжества к выработке тактики срыва осуществления Люблинской унии. В первую очередь магнаты княжества добивались от кандидатов в короли вопреки Люблинской унии отдельной присяги и отдельного подтверждения прав Великого княжества Литовского, хотя соответствующий пункт люблинского акта не был отменён.

Важным шагом в направлении федерации стало возрождение законодательного органа ВКЛ. На генеральных сеймиках (они, кстати сказать, были во всех провинциях Польши) сначала принималась программа, которую депутаты от ВКЛ должны были предложить коронному сейму для обсуждения. Позже на этих сеймиках решались и вопросы государственного значения (установление поборов на военные нужды и т. д.). Особенно значение сейма возрастало во времена безвластия, когда общий сейм княжества превращался в настоящий высший законодательный орган.

Надо иметь в виду и то, что коронный сейм как общегосударственный законодательный орган не справлялся со своими задачами. И не только благодаря знаменитому liberum veto, но более всего потому, что собственно польская часть сейма не имела соответствующей сплоченности (была расколота на местные группировки – малопольскую, великопольскую, мазоветскую) и не могла оказать соответствующего влияния на великокняжеских послов. А со временем коронный сейм все больше превращался в орган, который не принимал законы, а только их обсуждал, а если и принимались постановления, то дополнительно подчеркивалось, что они касаются и Великого княжества Литовского.

Общественно-политический строй Речи Посполитой. Государственно-правовое положение княжества в составе Речи Посполитой

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Речь Посполитая была конституционной, сословной монархией, во главе с выборным королем. Законодательным органом был двухпалатный парламент – коронный, то есть «Польский», сейм, который состоял из сената (совета) и посольской избы. Сенат был высшей палатой сейма, в него входили наиболее знатные светские и духовные феодалы. Количество их не превышало 150 человек. Первое место в сенате принадлежало архиепископу гнезненскому, примасу польской католической церкви, за ним шли епископы, комендант, воеводы и т. д. Сейм выбирал королевский совет на два года. Совет(РАДА) являлся фактическим главой государства. Более низкой палатой сейма была посольская изба, которая состояла из депутатов от шляхетских уездных сеймиков. Они созывались за шесть недель до общегосударственного сейма и не только выбирали послов на последний, но и вырабатывали инструкции, которые послы должны были проводить на коронном сейме. После коронного сейма снова собирались реляционные уездные сеймики, где послы давали отчет о ходе коронного сейма и своей деятельности. Количество депутатов посольской избы превышало 200 человек.

Общие сеймы рассматривали и принимали постановления на отдельных заседаниях сената и посольской избы. На общих заседаниях в случае совпадения постановлений они принимались и после утверждения королем приобретали силу закона. Постановления принимались единогласно. Группа депутатов или один депутат мог сказать «не позволяю», и постановление приостанавливалось. Это право liberum veto (свободное вето) рассматривалось как одно из важнейших «золотых шляхетских вольностей». Но, как мы увидим далее, оно было небезопасно для государства, так как вносило анархию, хаос, подрывало государственную власть.
Во главе исполнительной власти стоял король, при избрании которого также сохранялось право вето. Король возглавлял сенат, «посполитое продвижение» (позже во главе обороны государства стал коронный гетман), созывал сеймы, определял срок их заседаний, назначал на высшие правительственные должности. Он осуществлял внешнюю политику государства, за которую отвечал перед вальным сеймом.

Власть короля была существенно ограничена «золотыми шляхетскими вольностями». Рядом со свободным вето знать заключала с претендентами на польский престол «Пакта конвента» – договор, согласно которому король возлагал на себя ряд обязательств по решению некоторых внутренних и внешних проблем. В 1573 г., во время избрания Генриха Валуа, были разработаны генриховские статьи «, согласно которым король терял право без согласия сейма устанавливать новые налоги и пошлины, созывать общее ополчение и т. д. Одновременно он обязывался: созывать сеймы раз в два года сроком на шесть недель; при перенесении войны за пределы Речи Посполитой выплачивать каждому ратнику по 5 гривен; иметь при себе постоянный совет из 16 сенаторов, который фактически управлял не только страной, но и личной жизнью короля. Генриховские статьи «были введены только при избрании Стефана Батория (1576), а затем подтверждались всеми королями Речи Посполитой.
Если король действовал вопреки праву и своим обязательствам, то знать имела право не подчиняться королю и выступить против него. Это право знать осуществляла путем созыва конфедераций (союзов вооруженной шляхты) или «рокоши» – вооруженного восстания против короля. Свободное вето и конфедерации были мощным оружием борьбы различных феодальных группировок за власть в государстве, легальной формой феодальной анархии.
После смерти короля начинался период безвластия, который длился от нескольких месяцев до нескольких лет. Во времена безвластия существовала особая должность интерекса, которую обычно занимал примас польской католической церкви.

Он созывал для избрания нового короля три сейма:

1) конвокационный, на котором определялись время и место выборов короля, предполагаемые кандидаты на королевский престол, вырабатывались условия договора с кандидатами;

2) элекционный (избирательный), на котором проводились выборы и заключалось соглашение «Пакта конвента «;

3) коронационный, на котором осуществлялась коронация и король приносил присягу сохранять все права и выполнять условия соглашения (Юхо Я. А. Краткий очерк истории государства и права Беларуси. Мн., 1992. С. 211 – 212).

Речь Посполитая являлась феодально-крепостным государством. Главенствующим классом были землевладельцы: магнаты (паны), средняя и мелкая шляхта. Юридически как господа, так и шляхта были равны между собой. Однако решающей политической силой в государстве являлись господа. Они составляли сенатское сословие (высшие духовные и светские феодалы: архиепископ и епископы, воеводы и комендант), и все управление государством находилось в их руках. Только паны и шляхта имели право владеть землей. Шляхетское имущество не могло быть конфисковано без суда, шляхтич не мог быть арестован без разрешения суда, и его мог судить только дворянский суд. Шляхта была свободная от поборов. Единственной повинностью ее являлась военная служба.

Люблинская уния. Часть 5

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

При этих словах все литовско-белорусские послы и сенаторы от Литвы стали на колени. Король в ответ заверил, что уния послужит на благо ВКЛ, а в дальнейшем ее можно будет подправить.
1 июля 1569 г. состоялась присяга на унию, а затем молитва в храмах. Согласно Люблинской унии, Великое княжество Литовское и Польша соединились в один народ и один государственный организм – Речь Посполитую до конца дней во главе с одним избранным хозяином с титулом «король польский и великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, жмудский, киевский, волынский, подляшский, лифляндский «. Избрание должно было проходить в Варшаве, а коронация – в Кракове.

Избрание великого князя литовского прекращалось, хотя титул «великий князь литовский и русский» и название «Великое княжество Литовское» сохранялись. Было отменено также и наследственное право великого князя литовского на княжество, оно до конца дней передавалась Польше. Король должен был давать одну присягу и выдавать единую грамоту для Польши и для княжеств, в которых подтверждались права как польского, так и белорусского и литовского народов. Отдельный сейм Великого княжества Литовского отменялся. Общие сеймы должны были созываться только в Польше.

Король обязан был сохранить все права, привилегии, вольности, почетные и служебные должности, княжеские титулы, дворянские роды в землях соединенных государств, суды. Клясться можно было одному Польскому королевству. Постановления, противоположные унии, должны быть отменены, ликвидирована между странами таможня. Уния объявила введение единой монеты, разрешение всем жителям государства приобретать поместья, землю в любой части Речи Посполитой.
Люблинский сейм сохранил неприкосновенность земельных владений, юридическую силу всех предыдущих пожалований великого князя литовского. Должна была стать общей и внешняя политика. Заключенные ранее договоры теряли юридическую силу, если они противоречили интересам Речи Посполитой.

Таким образом, Люблинская уния – результат многолетней борьбы Польского королевства с Великим княжеством Литовским (с 1385) за инкорпорацию последнего в Польскую Корону. Большую роль в этой борьбе сыграла стратегия и тактика Ватикана, направленная на продвижение католицизма на Русь.
Люблинский акт – это результат сложного внутреннего и внешнего положения ВКЛ в середине XVI в.: Раскола общества по конфессиональному признаку, религиозной борьбы, расширения польского влияния, измены великого князя литовского Сигизмунда II Августа, а также грабежей и насилия многолетнего «союзника» – Польского королевства, ослабевание в результате войн с Крымским ханством и борьбы ВКЛ за ливонское наследство.

Люблинская уния – это аннексия и инкорпорация княжества в Польское королевство. Для Беларуси Люблинский акт – это угроза полного окатоличивания и полонизации края.

Люблинская уния. Часть 4

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Таким образом, польская программа унии предусматривала инкорпорацию Великого княжества Литовского в Польшу. Условия были позорные, и поведение поляков тоже были горделивые и неуважительные. Сначала они предложили депутатам от ВКЛ подписать унию без обсуждения. Но по требованию сенаторов ВКЛ поляки были вынуждены объявить текст унии и хоть как-то обосновать его. В борьбе за свою программу унии они доказывали, что инкорпорация княжества в Корону издавна объявлена великими литовскими хозяевами Ягайло и Витовтом и является наследием для народов двух стран от предыдущих их хозяев. Свою программу унии сенаторы и послы от ВКЛ также обосновывали историческими государственными актами, ссылаясь на те же привилегии предыдущих хозяев, что и поляки, в том числе Казимира, Александра, Сигизмунда I, которые подчеркивали самостоятельность и независимость Великого княжества Литовского, а также на Литовский Статут 1566 г., одобренный Сигизмундом II Августом.

Надо заметить, ради исторической правды, что обе стороны имели основание, ссылаться на предварительные государственные акты. Так, городельская привилегия, во-первых, провозглашала инкорпорацию Великого княжества Литовского в Польшу, во-вторых – подчеркивала обособленность княжества, сохранение власти и т. д. Результатом двойственности как Городельской, так и других привилегий была многолетняя борьба между союзными государствами.
Делегаты от ВКЛ, не встретив со стороны поляков взаимопонимания, 1 марта 1569 отбыли из сейма.

Это вызвало возмущение поляков, и они потребовали от короля:

1) отменить все предыдущие привилегии, данные Великому княжеству Литовскому и его знати;

2) объявить королевским указом присоединение Подляшья, Волынь, Подолию до Польши;

3) склонить на сторону Польши крымских татар , чтобы княжество не смогло опереться на них в борьбе за свою независимость и т. д.

Сигизмунд II Август согласился с этим. Начал осуществляться план расчленения и последовательной аннексии отдельных частей Великого княжества Литовского. 5 марта 1569 г. король объявил о присоединении к Польше Подляшья и приказал Подляшским послам присягнуть Польши под угрозой лишения должностей и привилегий. 15 мая была провозглашена аннексия Волыни. Но волынские послы не ехали в Люблин. Тогда король пообещал лишить их имений и угрожал изгнанием. Под страхом расправы они приехали в Люблин и присягнули на верность Польши князья Острожский, Чарторыйский, Сборожский и другие сенаторы и послы Волыни. Таким же образом были присоединены к Польше Подолия (Брацлавское воеводство) и Киевщина.

Нельзя не отметить, что с точки зрения законодательства Великого княжества Литовского действия Сигизмунда II Августа были не только насильственные (так как присяга добывалась под страхом лишения имений, должностей, высылки из края), но и незаконны. По законам Великого княжества Литовского, хозяин не имел права уменьшать территорию государства и выдавать какие-либо законодательные акты без согласия совета и сейма. Более того, великий князь, вступая на престол, давал клятву и обещал действовать только согласно государственным законам. Поэтому действия Сигизмунда II Августа по присоединению части Великого княжества Литовского к Польше нужно рассматривать как предательство великого князя литовского своей Отчизне и своему народу.

Правда, поляки пытались оправдать Сигизмунда II тем, что он якобы является наследственным монархом и его власть абсолютная и неограниченная, а потому великий князь может распоряжаться судьбой княжества единолично, без согласия совета и сейма. Литовские послы напомнили, что право наследия великие литовские князья давно потеряли (сам Ягайло от этого права отказался).
В составе ВКЛ остались Литва и Беларусь. Под страхом присоединения их к Польше в Люблин вернулись послы от этой группировки княжества. Сначала они старались доказать незаконность аннексии части Великого княжества Литовского. Но, потеряв надежду на ее обращение, послы прикладывали усилия сохранить хоть какие-либо атрибуты государственности.

Начались тяжелые, утомительные переговоры. Наконец сенаторы и послы ВКЛ вынуждены были сдаться на милость короля. 28 июня 1569 г., в день подписания унии, выступил Ходкевич, староста жмудский. Он просил короля сберечь привилегии Великого княжества Литовского и не делать ему обиды. «Приносим Вам низкую просьбу: так провести до конца это дело, чтобы оно не тянуло за собой ограбления и позор нам и потомкам нашим, – говорил Ходкевич. – Мы сейчас доведены до того, что должны с покорной просьбой упасть к ногам вашей светлости … «.

Люблинская уния. Часть 3

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Магнаты Польши, опираясь на поддержку польского короля и великого князя литовского, помощь храма, начали больше активно действовать, чтобы увеличить число сторонников унии в княжестве. Деятельность продолжалась в нескольких направлениях:
1) уравнивание в правах православной с католической знатью литовского происхождения (1563);
2) пропаганда из амвонов костелов шляхетских вольностей в Польше и обещание этих же вольностей и для шляхты княжества после унии;
3) обещание короля, что союз двух государств будет основан «на милости», «братском взаимопонимании»;
4) обещание Сигизмунда II, что благодаря унии княжество получит от Польши помощь в Ливонской войне.

Разумеется, все эти обещания не были причиной согласия правящих кругов ВКЛ принять участие в Люблинском сейме. Главной причиной переговоров в Люблине стало тяжелое положение ВКЛ и надежда, что великий князь литовский (который был одновременно и польским королем) не уничтожит собственное государство. Эта надежда поддерживалась всеми вышеназванными актами Сигизмунда II Августа и костела. В общественном сознании ВКЛ формировался образ польского друга. И этот психологический прием подействовал на то время. Очередная попытка заключить унию предназначалась на декабрь 1568 г. в Люблине. Но послы Великого княжества Литовского не спешили на сейм, видимо, опасаясь предательства.

Чтобы рассеять подозрения, Сигизмунд II в декабре выдал грамоту, в которой обещал защищать интересы княжества и не заставлять послов подписывать унию. Если же согласия не получится, гарантировал послам «вольное, учтительное, ни от кого ничем не затрудненное и спокойное отъеханне с того сейма». Обещал также не выдавать никаких грамот без согласия паны-рады Великого княжества Литовского. Значительный вклад в дело о присоединении княжества к Польше сделал Ватикан, представители которого были не только при краковском дворе, но и в Люблине во время подписания унии.

В результате этих мер и обещаний в Люблин приехали послы от княжества: подканцлер ВКЛ А. Волович, староста брестский, подскарбий ВКЛ И. Нарушевич и др. Люблинский сейм начал свою работу 10 января 1569 г. Переговоры шли трудно. Поляки стремились путем унии инкорпорировать княжество в Корону, а послы от ВКЛ хотели сохранить союз с Польшей, но при этом не потерять самостоятельность и независимость своего государства.

Условия унии делегаты Великого княжества Литовского сводили к следующим требованиям:

1) союзные государства будут иметь одного хозяина, избранного на общем сейме с равным количеством представителей от княжества и Короны;

2) избранный таким образом король будет короноваться сначала в Кракове, а затем в Вильнюсе, подтверждая права и привилегии каждого народа отдельно;

3) общий сейм будет собираться поочередно: один раз на территории Литвы, а второй – на территории Польши;

4) княжество и Корона будут иметь свои отдельные органы государственной власти и управления: сеймы, сенаты, «уряды», государственные печати;

5) государства будут сохранять свою территориальную целостность и неприкосновенность;

6) разрешается неограниченное поселение жителей государства как в Польше, так и в Великом княжестве Литовском, но должности в каждом государстве будут заниматься только «туземцами «.

Делегаты из Польши выставили совсем другие условия: «Польское королевство и Великое княжество Литовское, в соответствии с прежней инкорпорацией последнего, составляют из обоих вышеназванных народов одно неделимое тело, одно сообщество, один народ, так что отныне в этом едином сообществе из двух народов и почти у единого, однородного, неузнаваемого и неделимого тела будет до конца дней одна голова (не отдельные хозяева), единственный король польский, который в соответствии с давними обычаями и привилегиями, совместными голосами поляков и литвинов будет выбираться в Польше, а не в другом месте…

Что касается избрания, возведения его на престол Великого княжества Литовского, то оно должно остановиться так, чтобы отсюда уже не было никакого следа подобия» .

Люблинская уния. Часть 2

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Постепенно господствующие круги ВКЛ перенимают у поляков и способ их жизни (традиции, обычаи, жилище, одежда и т.д.). Какая-то часть знати отказывается от своего вероисповедания и ополячивается. В результате административно-территориальной реформы почти исчезают удельные княжества и появляются такие единицы территориального деления, как воеводства (в Беларуси – Витебское, Минское и Мстиславское), уезды и волости, что тоже сближало две страны.
Таким образом, к середине XVI в. Великое княжество Литовское по своему государственному и общественно-политическому строю приближалась к Польше.

И хотя эти процессы были еще далеки от завершения, поляки должны были спешить с инкорпорацией. Такая торопливость была вызвана рядом исторических условий.
Во-первых, поляки боялись, что со смертью последнего из династии Ягеллонов Сигизмунда II Августа личная уния, которая соединяла две страны, остановится окончательно, потому что Сигизмунд II, хотя и был еще не старый (чуть больше 40 лет), но не имел потомков.
Во-вторых, в Великом княжестве Литовском за двести лет союзных отношений сложился определенный слой из мелкой шляхты, который поддерживал унию. Сторонником унии в ВКЛ являлся и «пришлый» польский элемент (королевские слуги, бегущие польские крестьяне и др.). О готовности этой части населения поддержать унию свидетельствовало конфедерация под Витебском, созванная в 1562 г.
В-третьих, государственный и политический строй Польши и Великого княжества Литовского сблизились, что было положительным условием слияния этих стран.
В-четвертых, сложились благоприятные внешние условия. В 1558 г. Россия начала войну с Ливонским орденом за выход к Балтийскому морю. В 1559 г. магистр ордена Кетлер обратился за помощью к Великому княжеству Литовскому. Между орденом и Литвой был заключен союз, орден перешел под патронат княжества. Но сохранить во время войны свою территорию орден не сумел. Часть земель захватила Дания, часть – Швеция, а Курляндия и Земгале, став наследным герцогством, с 1561 оказались в зависимости от княжества.

ВКЛ не меньше, чем Россия, было заинтересовано в выходе к Балтийскому морю, потому что это был лучший путь для торговли зерном в Западной Европе. После присоединения Курляндии и Земгалии к ВКЛ Иван Грозный перенес военные действия на земли Беларуси. В 1562 г. русские войска уже стояли у стен Витебска, Дубровно, Орши, Копыси, Шклова. В феврале 1563 г. была взята самая мощная крепость Беларуси – Полоцк, после захвата, которой нависла угроза над столицей государства – Вильнюсом. Польские феодалы использовали это обстоятельство, чтобы под флагом унии окончательно подчинить себе Великое княжество Литовское. В 1563 г. на Варшавском сейме поляки составили декларацию о соединении Великого княжества Литовского с Польшей и предложили литовским представителям на сейме подписать его и приложить печать княжества.

Но последние отказались и покинули сейм. На следующем сейме в 1564 г. поляки добились от Сигизмунда II Августа, чтобы он отказался от своих наследственных прав на княжество в пользу Польши, то есть подарил полякам Великое княжество Литовское. Одновременно была распространена «рецессия» (постановление сейма), якобы на Варшавском сейме произошло «слияние двух народов, польского и литовского, в один народ, одно тело, а поэтому и устанавливается одному телу одна голова – один хозяин и один совет». Но магнаты княжества выступили вопреки воле короля и своего великого князя, и последний вынужден был отступить. В результате очередной волны инкорпораторских усилий Польское княжество оказалось в сложном внешнеполитическом положении. С одной стороны, оно было вовлечено в войну за ливонское наследие, с другой – Польское королевство объявило, что хочет заключить унию без войны, мирно, путем сеймового постановления захватить и присоединить к своей территории все княжество полностью.

Чтобы защитить свои границы с запада, правительство княжества сделало попытку договориться с Иваном Грозным: заключить мир или даже унию. Переговоры в Москве закончились безрезультатно. Княжество оказалось перед перспективой войны на два фронта. Над ВКЛ нависла угроза развала и политического краха, так как сил на одновременную войну с Польским королевством и Россией не было. Нельзя забывать еще и о том, что княжество непрерывно вело войны на южных своих границах. С 1500 по 1569 г. на земли ВКЛ 45 раз врывались полчища крымского хана и в 10 случаях разоряли города и села Беларуси. Жесткая позиция Москвы продолжать войну, таким образом, подтолкнула ВКЛ в объятия Кракова.

Люблинская уния. Создание РЕЧИ Посполитой

Июль 31, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

История Беларуси в составе Речи Посполитой – один из наиболее интересных и сложных периодов истории Отечества.
Во-первых, историческая судьба белорусского народа в те времена была тесно связана с историей народов Польши, Литвы, Украины, России. Поэтому понятно, что этот период всегда интересовал историков разных стран, которые написали много исследований и высказали противоположные мнения и мнения по таким историческим событиям, как Люблинская уния, Брестская церковная уния, разделы Речи Посполитой и др.
Во-вторых, в советской исторической литературе отсутствует такой период в истории Беларуси, как Речь Посполитая. В основу периодизации положен принцип развития Беларуси по формациям, что не дает целостного представления об изменениях в истории народа.
В-третьих, некоторые явления этого исторического периода напоминают сегодняшний день, когда историей поставлен перед белорусским народом вопрос: возрождение или гибель? Поэтому тщательное изучение Речи Посполитой имеет не только научное, но и практичное, воспитательное значение.
1569 год положил начало новой, трагической странице в истории Беларуси. В этот год на политической карте Европы исчезло самостоятельное, мощное и независимое средневековое государство Великое княжество Литовское и появилось новое – Речь Посполитая, что значит «республика». Этот исторический акт произошел в результате Люблинской унии, которая объявила об инкорпорации княжества в Польшу и образования Речи Посполитой.
Как случилось, что без единого выстрела, без борьбы исчезло вдруг целое государство, добровольно превратилось в польскую провинцию? Именно так много лет в исторической литературе раскрывались события 1569 в Люблине. Чтобы лучше понять это событие, надо вспомнить историю взаимоотношений двух держав. Впервые попытка инкорпорировать Великое княжество Литовское в Польшу была сделана Ягайло в 1385 г. Согласно Кревской униии, Ягайло согласился за польскую корону присоединить ВКЛ к Польше (видимо, в качестве свадебного приданого) и обратить язычников княжества в католическую веру. Уния получила название личной. Это было предательство хозяина государства, и поэтому сразу же «соглашение» получило соответствующий отпор народа. Населения во главе с патриотами-князьями начало борьбу за независимость, самостоятельность, территориальную целостность своего государства. Борьба продолжалась почти два столетия, приобретая различные формы и методы. Не сумев «проглотить» ВКЛ сразу, поляки должны были внимательно присмотреться к препятствиям на пути слияния двух стран. Главными препятствиями, как это быстро стало понятно, были следующие.
Во-первых, страны отличались общественно-политическим строем. Польша была конституционной монархией во главе с выборным королем и законодательным сеймом. Княжество – наследственная монархия, с почти неограниченной властью великого князя. В Польше существовала шляхетское равенство, в Великом княжестве Литовском этого не было.
Во-вторых, Польшу населяли в основном западные славяне со своим языком, национальной культурой и самосознанием. Великое княжество Литовское – полиэтническое государство, где мирно уживались восточные славяне с балтами, евреями, татарами и др.
В-третьих, государственной религией Польши была католическая, в Великом княжестве Литовском – православная, рядом с которой мирно существовало язычество. Эти и другие несоответствия стояли на пути объединения двух государств и народов.
Два века между государствами, объединенными личной унией, шла борьба: со стороны Польши – за инкорпорацию союзника, со стороны Великого княжества Литовского – за независимость.
В этой борьбе на первом плане в Польше оставалась задача закрепить личную унию, а в случаях, когда она прерывалась (1434 – 1447, 1492 – 1501), восстанавливать ее путем избрания очередного великого князя литовского на польский престол.
Сохранение личной унии на протяжении двух веков позволяло полякам оказывать свое влияние на все сферы государственной и общественно-политической жизни Великого княжества Литовского, приближать их к польскому строю. Наследственная монархия в ВКЛ эволюционировала в сторону конституционной, выборной. Дворянство получило политические права и такие органы государственной власти, как сейм и паны-рада. Появились такие, как в Польше, органы и должности: гетман, воевода, комендант, магистрат, войт, маршалок и т.д.

Культура белорусской народности.

Июнь 07, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Основными орудиями сельскохозяйственного труда являлись литовская соха, деревянная частоплетенная барана, сукаватка, кирки, серп, цеп и др.. Для сохранения урожая и сельскохозяйственных продуктав существовали клети, амбары, гумна, ёвни, пивницы. Рядом со старинными жерновами имелись ветряные и водяные мельницы, а также мельницы с конной или воловьей тягой.

На всей территории Беларуси были распространены самотканые суконные юбки из клетчатой или полосатой ткани, яркие жилеты, пальто, украшенные кожухи. Появились и новые виды одежды – Андарак, фартук. Именно в это время утверждаются характерные для нашей территории виды народной одежды.

В XV – XVI вв. складывается и своеобразная духовная культура нового этноса. Были выработаны основные виды и жанры белорусского фольклора. Постепенно былины, которые рассказывали о далеких временах Киевской Руси, забывались, но былинная традиция не исчезла бесследно. Она оказала влияние на волшебные сказки с их богатым содержанием и своеобразной формой. Чаще всего сказки рассказывали о борьбе фантастического героя со злыми страшилищами, которые воплощали враждебные народу силы. Волшебные сказки были проникнуты оптимизмом, верой в конечную победу добра и справедливости.

Несмотря на преследования и запреты церкви, ее стремление искоренить остатки язычества, очень распространена была обрядовая поэзия, возникшей в тесной связи с трудовой деятельностью крестьян. Особой поэтичностью отличаются купальские песни, в которых отображается  органическое единство человека с одухотворенной им природой. Песни сопровождали белоруса от рождения (песни-колыбельные) и до смерти (похоронный, песни-плачи), звучали на различных торжествах (свадебные), во время работы и отдыха (жатвенные, шуточные).

В то же время возник и новый эпический жанр – исторические песни и сказания. Их главной темой были очень близкие и волнующие народ события, связанные с борьбой с иноземными захватчиками. Глубоким драматизмом наполнены песни о татарском плене. Существуют народные предания и о » могилах крестоносцев «, в которых тлеют кости немецких псов-рыцарей. В XVI в. появились песни, которые рассказывали о вооруженных восстаниях народа против своих угнетателей. Жизненный и хозяйственный опыт народа нашел свое воплощение в многочисленных присказках, поговорках и загадках.

Первыми театральными зрелищами были хороводы, народные игры, представления скоморохов. Постепенно в хороводе, где сплетаются разные жанры народного искусства, зарождалось драматическое действие, которое отражало разные стороны жизни. Возникает также народный кукольный театр – вертеп, где вместе со светскими сюжетами, народными песнями и танцами использовались и христианские мифологические темы.

В XVI в. появляются и распространяются новые музыкальные инструменты – скрипка, цимбалы, лира, дудка. Дудка и скрипка стали одними из наиболее характерных инструментов для белорусской народности и обычно использовались во время народных праздников. Вообще , в культуре белорусской народности существовали различные по своим источникам и пределам распространения культурные элементы, одни из которых были политэничными и охватывали несколько этносов, другие принадлежали преимущественно белорусам.

Одним из значимых компонентов народности является самосознание . В Великом княжестве Литовском житель белорусских земель отличал себя от других народов (немцев, поляков, литовцев). Значительно позже белорусы начали отличать себя от русских. Историческая общность восточнославянского народа, единая религия и язык предков тормозили процесс дифференциации русского и белорусского народов. Значительное время население белорусской территории Великого княжества Литовского называло себя русскими и свой язык русским. Это предопределило то обстоятельство, что самосознание и самоназвание белорусов формировалось позднее, чем другие этнические признаки.

Таким образом, во второй половине XIII – первой половине XVI в.  продолжался процесс формирования новой этнической общности – белорусской народности. Сложились и ярко определялись основные приметы этого сообщества: территориальное единство, относительная общность языка, культуры, конкретные хозяйственные связи, этническая самосознание и самоназвание.

Этническая территория белорусской народности

Июнь 07, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Вместе с политическими, экономическими и социальными факторами играл определенную роль конфессиональный фактор. Конфессиональный антагонизм активизировал составление и укрепление различных форм самосознания населения. Признак веры становился своеобразным признаком народа, а борьба за веру являлось частью борьбы за его самобытность.

Большинство восточнославянского населения придерживалось православия. Однако после Кревской унии началось активное наступление католической веры. Литовской знати, которая принимала католичества, были даны привилегии, которых не имела православная шляхта. К активному участию в государственных делах долгое время не допускались также и высшие круги православного духовенства.

Совокупность деятельности этнобразующих факторов способствовало формированию белорусской народности и таких ее общих признаков, как этническая территория, относительная общность языка, своеобразная материальная и духовная культура, этническое самосознание и самоназвание.

Важным признаком белорусской народности периода ее формирования было государственно-территориальное единство расселение восточнославянского населения.

Ядро этнической территории белорусского народности в основных чертах соответствовало ареалам обитания ее древних предков – кривичей, дреговичей и радимичей. Западнорусское население, которое проживало на бывшей территории кривичей, было вовлечено в процессы формирования белорусской (смоленско-полоцкая группа кривичей) и русской (северо-восточная группа кривичей, которая примыкающих к верхней Волги) народностей. Южная граница этнической территории белорусов охватывала правобережье Припяти и в основном совпадала с ареалом расселения дреговичей, а в период феодальной раздробленности – с южной границей Туровского княжества. Территория, на которой формировалась белорусская народность, частично включала земли расселения радимичей. Восточная граница радимичей доходила до линии – Рославль, Хотимск, Клетня, Десна, Стародуб, Трубчевск.

Этническая граница между балтским и славянским населением, которая установилась к XIII в. примерно по линии Мерач – Трабы (около Ошмян) – оз. Свирь (около Браслава), в последующие три столетия почти не изменилась. Кроме того, на формирование этнической территории белорусской народности влияли колонизационные процессы, которые происходили в различных регионах Занемония, Подляшья, Поприпятьи, Северо-Западной Беларуси.

На территории современной Беларуси существовал довольно компактный ареал расселения восточнославянского населения. Кроме него в состав белорусского этноса были влиты отдельные группы западнославянского (польского), балтского (как восточнобалтского – литва, Латыголь, так и западнобалтского – пруссы, ятвяги, жэмайты) и тюркского (татары) населения. Они жили рядом со славянами и явились дополнительным компонентом образования белорусской народности. Но их наличие вообще не нарушало целостности этнической территории белорусов.

На этнической территории белорусов произошли значительные изменения в языке восточнославянского населения. В течение XIV – XVI вв. на основе древнерусского языка развивались такие специфические черты белорусского речи, как твердое «р» (рябина, береза), «деканне» и «цеканне» (дети вместо детии, тень вместо тень), «аканья» и «яканье» (король, лебеда ), приставные звуки в начале слова (восень вместо осень, вобраз вместо образ). Формировался разговорный язык как средство общения между людьми. В лексику этого языка попадали заимствования из польского, балтского и некоторых западноевропейских языков, что придавало ей специфическую окраску.

Материальная и духовная культура нового, восточнославянского этноса базировалась на ряде элементов, унаследованных прежде всего с древнерусского времени. Второй ее составной частью были нововведения, коснувшиеся семейного и общинного быта, науки просвещения, фольклора, обычаев и обрядов, искусства. Третьей частью комплекса культуры были элементы, заимствованные у соседних народов.

В XV – XVI вв. на территории Беларуси появляется ряд новых типов поселений: поселки (переходный тип поселения между городам и деревней, местный центр ремесла, домашних промыслов и торговли, в отличие от города не имели оборонительных сооружений); фольварк (небольшое поселение из нескольких или даже одного двора, центр хозяйства феодала); застенок (поселение из одного или нескольких дворов за пределами, «стенами», отведенных деревне полей, обычно в застенках жила знать); околица (небольшое поселение шляхты за пределами деревни, обнесено оградой). Изменилась планировка некоторых типов поселений, особенно деревень. Этому в значительной степени способствовало проведение аграрной реформы 1557, когда было введено подворное землепользование вместо общинного и распространился погонный тип двора с присущим ему расположением построек в один ряд. В Северной и Восточной Беларуси установился преимущественно веночный тип двора, когда постройки располагаются по его периметру.

Формирование белорусской народности

Июнь 07, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Народность – форма языковой, территориальной, экономической и социокультурной общности людей, образующаяся исторически в результате консолидации, слияния племен и предшествует образованию нации. Она присуща рабовладельческому и феодальному строю. Основными признаками народности являются: относительная общность языка, общность территории, культуры, конкретные хозяйственные связи, этническое самосознание и самоназвание.

Существование Великого княжества Литовского создавало новые условия для дальнейшего формирования белорусской народности. Как русская и украинская, белорусская народность образовалась постепенно на основе древнерусской народности. Какие же факторы способствовали этому процессу?

Первая группа факторов образования белорусской народности – политические факторы. Необходимость борьбы с агрессией немецких феодалов и татаро-монгол, вхождение белорусских земель в состав Великого княжества Литовского способствовали созданию политических условий для укрепления связей между разными территориальными частями населения Беларуси, его консолидации и интеграции с соседними народами. В пределах Великого княжества Литовского была ликвидирована система местного княжения и создан институт наместничества, организовано единое государственное управление, введено единое законодательство, что свидетельствовало о складывании системы политико-правовой централизации в стране, усилению политических связей между ее различными территориями.

Однако политическое объединение полностью не уничтожило локальной автономности отдельных земель. В зависимости от условий перехода различных белорусских, русских и украинских земель в ВКЛ определялся и их статус, некоторые территории долгое время хранили в значительной степени свою самостоятельность. В общем, в общественно-политической жизни ВКЛ ннаблюдались как объединительные, так и сепаратистские тенденции, что затрудняло процесс формирования белорусского народности.

Образованию белорусской народности способствовал и ряд экономических факторов. Экономической основой этнообразующих процессов являлись дальнейшее развитие сельского хозяйства (замена двухполья и других архаичных форм – лесного пералогу, пашни наездом, падсеки – по-парной зерновой системой трохполья), совершенствование ремесла (вместе с традиционными ремеслами – гончарное, ткацкое, бондарное, слесарное, обработка дерева, кости, металлов и другие распространялись новые виды ремесленной деятельности – изготовление бумаги, отливка стекла в стекольных заводах книгоиздательство и др..), расширение торговли на территории от Припяти до Западной Двины и от Немана до Днепра. Возрастала роль крупных городов Беларуси – Полоцка, Бреста, Могилева, Гродно, Витебска и других как центров региональной и транзитной торговли, средств укрепления территориально-экономических связей белорусских земель.

Постепенно в Великом княжестве Литовском устанавливалась единая денежная система, основной монетой становился денежный знак местного производства – литовская полушка, которая чеканилась на монетном дворе в Вильно. Также шел процесс установления торгово-измерительных стандартов, некоторые из них были узаконены в уставах ВКЛ. Развитие товарно-денежных отношений и внутренних хозяйственных связей способствовало интенсификации этнических, экономических и социальных контактов, этнокультурной и языковой интеграции.

Вместе с тем в условиях феодального способа производства с его натуральнай системой хозяйствования объединительные процессы ограничивались региональными, а не общегосударственными связями, созданием локальных рынков вокруг городов и местечек. Несмотря на определенную унификацию отдельных весовых единиц, на территории Беларуси наблюдалась устойчивость локальной метрологии (бочка и полубочка «минская», «Лукомльская», «ведро пинское», «Брестское», весы «полоцкие» и др.).. Это отражало слабость экономической и союзаной с ней этнической интеграции.

С предыдущими этнообразующими факторами тесно связаны социальные факторы. Дальнейшее развитие феодальных отношений, постепенное установление крепостного права способствовали консолидации многих категорий населения земель Беларуси в социальные группы с общими правами и обязанностями для каждой из них. Так, различные категории светских феодалов консолидировались в шляхетское сословие, которому принадлежала ведущая роль в государственном управлении. Отдельным сословием являлось духовенство. Формировались также сословия крепостных крестьян и мещан – жителей городов и местечек. Этот процесс способствовал установлению гораздо больших широких связей в рамках каждого сословия и между ними. Так социальные условия влияли на образование белорусским народности.

Основные особенности социально-экономической жизни Беларуси в XIV – XVI вв.

Июнь 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Вместе с частновладельческими были и государственные, или великокняжеские города. Их население считалось свободным. Однако в XVI в. в этих городах появились владения вельможных и духовных феодалов вместе с зависимым от них людом. Частные владения в великокняжеских городах получили название «юридик«. Они составляли обособленную часть города и не подчинялись власти городского самоуправления.

С ростом городов горожане стремились избавиться от феодальной зависимости и обрести свободу, а также право на самоуправление. Феодальная зависимость мешала развивать городские промыслы и торговлю. Поэтому с конца XIV в. литовские князья стали прощать городам право на самоуправление, названное магдебургским на примере того права, которым обладал г. Магдебург. По магдебургскогому праву, население освобождалось от выполнения отработочных повинностей в пользу феодала. Они заменялись единым денежным налогом. До второй половины XVI в. магдебургское право получили почти все крупные города Беларуси. Минску оно было даровано в 1499г.

Что же собой представляло городское самоуправление? Главным органом административного управления города был магистрат. Он состоял из совета (выборного органа управления) и скамьи (суда). Во главе совета стоял войт, как правило назначенный литовскими князьями. Члены совета (Райцы) выбирались из городских богатеев. Совету принадлежали функции управления не только жизнью города, но и суда. Однако судебные функции он выполнял только по имущественным и гражданским делам. Уголовные дела разбирались лавой. Лавники (друзья скамьи) выбирались горожанами. Местом нахождения совета в городах были специально построенные для этой цели здания-ратуши.

Население городов формировалось за счет беглых крестьян, а также из ремесленников, переселенных феодалами в город. Среди жителей городов около 80% были белорусы. Здесь жили также русские, украинцы, литовцы, поляки, евреи, немцы, татары. Наибольшую часть населения составляли ремесленники и торговцы. Они назывались мещанами. Кроме них в городах имелось большое количество городских низов (плебс). Были и нищие-наймиты(жабраки-наймиты). Население в городах и поселках занималось и сельским хозяйством, обеспечивая себя всем необходимым.

До второй половины XVI в. в крупных городах ремеслом занималось большое множество жителей. В Беларуси было известно более 100 ремесленных специальностей. Высокого уровня достигло ювелирное дело. Значительную роль играла отделка металла. Белорусские ремесленники занимались также обработкой дерева, кости, камня. Особенно славились белорусские мастера-кожевники. Юхт, замша, сафьян и другие изделия пользовались большим спросом в Польше и городах Прибалтики, куда вывозились эти изделия целыми партиями. Высоким уровнем развития выделилось и стекловаренное ремесло. Мастера-стекловары в Шидловце (около Слонима) умело производили бокалы, чашки и другую посуду. Значительную часть населения городов составляли торговцы, преимущественно мелкие. Но были и крупные купцы, которые занимались оптовой торговлей. В некоторых городах (Могилев, Слуцк и др.). купцы имели свои союзы (братства), подобные цехам ремесленников.

Ремесленники одной специальности были объединены в цеха. Они создавались с целью защиты общественных, политических и имущественных прав города. Это были своеобразные монополизированы структуры, которые помогали ремесленникам избежать конкуренции, а также обезопасить местный городской рынок от изделий иногородних и иноземных ремесленников. Цех представлял собой не только производственную кооперацию, но и военную единицу. Во время военных действий цеха превращались в военные отряды, которые защищали город и крепость, занимая ранее определенное для каждого цеха место дислокации. Цеховые уставы, защищая ремесленников от конкуренции, как и любые монополизированные структуры, приостановливали развитие городского ремесла, ограничивали производственную деятельность, удерживали тенденции к застою.

Некоторые цеха, особенно в крупных городах, объединяли большое количество ремесленников. Так, например, цех Мясников в Слуцке насчитывал в своем составе более 100 человек, в том числе 38 мастеров. Возглавляли цеха самые зажиточные мастера. Для помощи мастера нанимали подмастерья и учеников, которые не столько учились, сколько выполняли функции слуг. Положение учеников было не лучшее, чем у дворовых слуг в феодальным имении. Мастера имели право наказывать и бить учащихся. Поэтому побеги среди учеников были частым явлением, меры по пресечению побега предусматривались уставом каждого цеха.

В XIV – XVI вв. развивается внутренняя и внешняя торговля городов Беларуси. Торги и ярмарки становятся атрибутом хозяйственной деятельности городов и местечек. Торги, как правило, устраивались 1 – 2 раза в неделю. Ярмарки существовали только в крупных городах и проводились раз в год. В них участвовали не только местные, но и иностранные торговцы и купцы. Города Беларуси торговали с русскими, украинскими, польскими городами, а также с некоторыми городами Востока. На внешний рынок Беларусь поставляла рожь, сало, лес, угль, меха, кожу, изделия ремесленников. Импортировались железо, медь, олово, свинец, металлические изделия, фламандское и английское сукно, голландское полотно, вино, соль, сельдь, предметы роскоши.

Такими были основные особенности социально-экономической жизни Беларуси в XIV – XVI вв. Усиливалась экономическая зависимость крестьян от феодалов. Шел процесс их массового закрепощения. Центрами культурной жизни, развития ремесел и торговли становились города. Их роль в экономике Беларуси возрастала. Города расширялись за счет притока сельского населения. Обнаружились социальная и управленческая структуры. Города боролись за право на самоуправление (Магдебургское право), что расширило возможности развития ремесла и торговли.

Реформа была Вмешательством государственной власти в процесс землеустройства в Великом княжестве Литовском.

Июнь 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В связи с ростом городов в конце XV – первой половине XVI в. значительно вырос спрос на зерно и другие сельскохозяйственные продукты как в самой стране, так и в Западной Европе, где в то время начал развиваться капитализм. Феодалы стремились получить доходы и потому распространяли пашни, увеличивали посевы в фольварках (хозяйских запашках) с целью поставок сельскохозяйственной продукции на внутренний и внешний рынок.

Великокняжеский двор тоже стоял перед проблемой увеличения прибыльности. Частые войны поставили великого князя литовского в зависимость от феодалов, которым он вынужден был раздавать земли, чтобы сохранить в их лице социальную опору. Это привело к сильному сокращению великокняжеского домена. Поэтому, чтобы повысить прибыль имений, Сигизмунд II Август в 1557 объявил о проведении в государственных землях реформы, вошедшей в историю под названием «валочного размера«.

Вся земля делилась на равные участки, волоки, размером 21,3 га каждый. Лучшие плодородные земли забирались под княжеские фольварки, в которых крестьяне отбывали барщину. Каждое крестьянское хозяйство закреплялось за частью волоки. Крестьянин терял право перехода к другому хозяину и становился пригонным. Из волоки определялся и круг различных повинностей. Они были разные для тягловых и осадных крестьян. Так, тягловые крестьяне должны были за каждую волоку работать по два дня в неделю в фольварке, а также платить натуральный оброк овсом, сеном, домашней птицей, вносить небольшой денежный оброк и исполнять трудовую повинность в княжеских замках. Осадные (оброковые) крестьяне должны были платить оброк от 66 до 106 денег в год. После государственных имений валочный размер был проведен и в поместьях феодалов. К концу XVI в. реформа уже закончилась в западных и центральных областях Беларуси, несколько позже – в восточных и южных.

Реформа была первым крупным вмешательством государственной власти в процесс землеустройства в Великом княжестве Литовском. Она означала новую ступень в развитии феодальных отношений, поскольку способствовала массовому закрепощению крестьян. Валочный размер унифицировал повинностные притеснении. Сейчас по всей стране, во всех видах имений у крестьян одной категории повинности были одинаковы и отличались количеством волок, находившиеся в их пользовании.

Унификация повинностного угнетения подарило экономическую основу бегства крестьян от своих хозяев в поисках лучшей жизни. Теперь вся земля, имущество крестьян и сами крестьяне стали собственностью феодала или государства в зависимости от того, на чьей земле они сидели. Принятые в ближайшее время уставы 1566 и 1588 гг. установили сначала 10, а потом 20 – летний срок розыска беглых крестьян и возвращения их хозяевам. Это означало окончательное юридическое оформление крепостного права в Беларуси и во всем Великом княжестве Литовском. Крестьян стало можно продавать, менять, отдавать в качестве залога как всю семью, так и отдельных ее членов. Это была наиболее жесткая форма крепостного права, которая просуществовала почти триста лет.

В результате валочного размера доходы феодалов от имений значительно выросли. Щедрые княжеские дарования, а также захват феодалами части крестьянской земли ускорили ее концентрацию в одних руках, привели к созданию крупнейших магнатских владений – латифундий, что имели по тысяче и более крестьянских дворов. Свыше 40% всего земельного фонда оказалось в результате реформы в руках феодалов. Среди них большинство составили католики литовского происхождения.

В западной и центральной Беларуси осуществление реформы привело к смене общинного землепользования подворным.

В XIV – XVI вв. происходит значительный рост городов и городского населения. Города были центрами ремесел и торговли. По размерам они отличались,  большая часть из них были невелики. Это – поселки из нескольких улиц с 200 – 300 дворами. Наиболее крупными городами на территории Беларуси в это время появлялись Полоцк, Могилев, Витебск, Минск, Брест, Гродно, Слуцк, Новогрудок. Росли и поселки городского типа – поселки. Города и поселки возникали как на государственных, так и на частновладельческих землях. Городки в основном принадлежали феодалам. Около 40% всех городов также были частновладельческими. Города, принадлежавшие феодалам были административными, хозяйственными и культурными центрами их земель. Жители этих городов несли феодальные повинности в пользу своего хозяина.

Тягловые и оброчные крестьяне. Непохожие и похожие крестьяне.

Июнь 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

За пользование землей крестьяне обязаны были платить собственнику определенную ренту. Формы ренты были разные и делились на три основных вида: отработочную, денежную и продуктовую. Отработочная рента – одна из самых распространенных в Беларуси. Она называлась барщиной. Барщину крестьянин должен был отработать в хозяйским имении. Чаще всего это были полевые работы, на которых крестьянин был дважды в неделю вместе с лошадью и своими орудиями: топором, серпом, косой, бороной.

Тягловые крестьяне отбывали барщину не только на поле. Некоторые  из них специализировались на отдельных видах работ и в зависимости от специализации получали названия: конюхов, кобыльников, пастухов, свинарей, Бортников, рыболовов, Птичнеков, Сокольников, Дегтярев, рудников, садоводов, огородников и т.д. По сути, барщина в традиционном понимании земельных работ часто заменялась специальной ремесленной работой. Во собственнических поместьях, как правило, были в наличии пекари, пивовары, кузнецы, гончары, ткачи и другие специальности. Но большая часть крестьян работала на полях.

Некоторая часть крестьянства в качестве основной повинности облогалась оброком. Такие крестьяне назывались осадными или оброчными. Оброк представлял собой денежную форму ренты. Оброчные крестьяне появлялись или при сокращении хозяйских посевов, или при увеличении крестьянских тягловых хозяйств сверх необходимой нормы. Оброчные появлялись и тогда, когда владельцы раздавали пришлым крестьянам пустоты. Оброчная форма ренты традиционно была более развита в западной части Беларуси, а в восточной преобладала  отработочная повинность.

Вместе с барщиной и оброком, которые были основными повинностями, крестьяне выполняли и дополнительные: талоки – общие сезонные хозяйственные работы, насилия, или угоны, – общие срочные работы, привязанные к конкретным случаям: для ремонта дорог, облавы на зверей, в случае стихийных бедствий и др..

К концу XV в. одним из основных видов повинностей являлась дань продуктами. Она была медовой, бобровой, куничной, зерновой, пивной, сенной и т.д. Постепенно натуральная форма ренты все гораздо больше переходила в разряд дополнительных повинностей и заменялась денежным эквивалентом. Чаще всего крестьяне находились на  смешанной форме ренты и выполняли отработочные, денежные и натуральные повинности одновременно.

В зависимости от степени личной свободы тягловые крестьяне делились на «похожих» и «непохожих». В отличие от челяди несвободной, первоначально все тягловые крестьяне имели право перехода от одного владельца к другому, право ухода из общины. С развитием института феодального права на землю выражалась заинтересованность феодалов в его ликвидации. Одной несвободной челяди было недостаточно для обеспечения панского хозяйства рабочей силой и доходами. При малой численности трудового населения в сравнении с размерами феодальных имений, естественном способе хозяйствования любая крупная земельная собственность могла существовать и приносить прибыль только при условии внешнеэкономического угнетения широких крестьянских кругов. Поэтому землевладельцы стремились придерживаться принципа старожилов для прикрепления крестьян к земле.

Привилегия 1447 начала процесс юридического обоснования креаостного права в Великом княжестве Литовском. Она утверждала, что крестьяне, которые прожили на земле феодала 10 лет, становятся «непохожими», старожилами. Отличием старожилов было и наследное владения крестьянина землей. Старожилы, по привилегии 1447, стали основой для розыска беглых крестьян и возвращения их в свои вотчины.

Первоначально закрепление крестьян к земле не было безусловным. Они могли освободиться от ига продажей своей вотчины пришлому крестьянину, что практиковалось довольно широко. Тот, кто продал, уже не подлежал возврату собственнику и становился лично свободным. Могли получить свободу крестьяне и в случае разрастания семьи, если вотчины было недостаточно для обеспечения ее жизни. Тогда глава семьи мог уходить в другие места. В некоторых случаях крестьяне бросали свои дома и земли из-за нищеты, подавались на заработки. Феодалы часто смотрели на это сквозь пальцы, поскольку экономически поддержать таких крестьян им было убыточно. Крестьяне, как правило, сами поправив свои дела, возвращались на землю предков. Юридически крестьяне тягловой-вотчины считались «непохожими».

Вместе с «непохожими» в феодальных поместьях жили и крестьяне «похожие«, или свободные. Откуда взялось это сословие? Часть потомков находилась в этом звании, документально его оформляла и передавала своим детям. Часть набиралась из свободной отпускной челяди и вотчин, которые получили разрешение «уходить прочь, кто куда хочет«. Но гораздо большую часть сословия составляли крестьяне, которые сдавали или продавали свои вотчины другим, а сами уходили кормиться в разные стороны. Контингент «похожих» крестьян пополнялся из категории слуг, которые в тот период были лично свободными людьми.

Люди служебные, или слуги, составляли третью, довольно многочисленную категорию населения. По своему экономическому положению они были близки к тягловому крестьянству. Они также были землепользователями, которые сидели с семьями на своих вотчинах. Но от крестьян они отличались своей особой службой. Главной их повинностью была военная служба. В мирное время они разъезжали по делам княжеской и феодальной администрации. Другие повинности, которые считались дополнительными к основной службе, слуги несли вместе с тягловыми крестьянами. Первоначально ядро этой категории населения составляли молодые дружинники. Военные и административные нужды заставляли князей и феодалов пополнять контингент служителей различными элементами продолжающегося крестьянства, как правило более бедного. Пополнялась это ядро и за счет землевладельцев.

Такими были основные категории крестьянского населения в Беларуси в XIV – XVI вв.

Экономическое развитие белорусских земель. Белорусский феодальный город.

Июнь 02, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В феодальную эпоху главным средством производства и главным богатством страны была земля. Монопольное право собственности на землю принадлежало классу феодалов. Основным производительным классом, который работал на земле и выдавал продукцию, было крестьянство. Его право собственности на землю ограничивалось отношениями землепользования. Первоначально великий князь литовский считался верховным собственником всей земли. В великокняжеском домене он следил за собственным хозяйством, распашными землями и другими наделами. Экономы организовывали местное население для работы на его полях, лугах, в садах, огородах, собирали, хранили или продавали урожай, приплод скота, достояние из лесов и рек. Кроме собственного хозяйства великий князь литовский имел доход от имений, облагая натуральными и денежными сборами подвластных ему крестьян, мещан, ремесленников, военнослужилых людей.

С конца XIV в. рядом с великокняжеской стала признаваться и частная собственность на землю: княжеская, боярская, церковная. Частные владения росли на свободных землях, а также за счет княжеского домена, который соответственно сокращался. Поскольку великий князь Литовский не стал наследственным монархом, поэтому и хозяйские имения рано приобрели характер государственных, они обслуживали потребности не только великокняжескоого двора, но и всего государства. Постепенно вся земля в Великом княжестве Литовском разделилась на категории в зависимости от того или иного владельца: государственную (хозяйскую), частновладельческую и церковную. Крестьяне, жившие на этих землях, соответственно назывались государственными, частными, церковными. Вместе с тем крестьяне делились на категории в соответствии со своим имущественным и податным положением, а также в зависимости от той степени личной свободы, которой они пользовались. На всех частновладельческих землях категории крестьянского населения были приблизительно одинаковы.

Полной собственностью феодалов была челядь несвободная. Она не вела своего собственного хозяйства и жила при дворах феодалов. Из челяди складывалась первоначальная сила феодального хозяйства. Источники набора этого сословия были те же, что и в Русском государстве: купля-продажа, брак с несвободным человеком, рождение в неволе, наказание за преступление. Кроме работы на поле челядь выполняла и другие функции в хозяйстве: обрабатывала огороды, сады, пасли стада и т.д. Женщины ткали лен. Жила прислуга и при хозяйским дворе, и на селе. У некоторых были свои дома, недвижимость, даже небольшие наделы-»приробки» на пустующих землях. Другие не имели ничего. Содержалась челядь несвободная месечиной, которая была формой оплаты ее труда. Месечину платили в основном хлебом, который отпускался из запасов хозяйского двора. Челядь, у которой были свои «приробки», имела меньшую месечину, чем та, которая не имела ничего. Эта группа населения была невелика. Она полностью присоединялась к хозяину, лишалась свободы переездов и право обустройства своей судьбы. Челядь несвободная не имела имущества и прав защиты.

Основную часть крестьянского населения составляли тягловые крестьяне всех наименований. По сравнению с несвободной челядью они имели меньшую степень личной зависимости от владельца. Кроме того, они пользовались земельными наделами, разными по размеру и хозяйственному назначению. Крестьянские наделы состояли обычно из усадебной и овощной земли, поля, луга, иногда бобровых и рыбных угодий.

Для крестьянского землепользования была характерна чрезвычайная чересполосица в распределении участков и усадеб. Крестьянские наделы переплетались не только друг с другом, но и с землями других собственников. Такой земельный образ складывался исторически, на протяжении долгих времен и явился результатом свободного занятия и разработки пустот и угодий целым рядом крестьянских поколений. Схематично это можно показать так.

Крестьянские семьи селились в определенном месте, строили село, а потом занимались разработкой окрестных земель. Земля, распаханая семьей, а также расчищеный ею сенокос становятся ее достоянием. С увеличением семьи и возникновением новых потребностей разрабатывались поля в более отдаленных местах, поскольку ближайшие уже были заняты соседями. Так с увеличением населения села расширялся и район его хозяйственной деятельности, пока не доходил до пределов, где начинались наделы другого села или непригодные для обработки земли.

Великокняжеская власть в Великом княжестве Литовском до второй половины XVI в., за  некоторым исключением, не принимала планомерного участия в землеустройстве крестьянства, не выделяла и не отмеряла им земли. Она имела дела с крестьянами, которые стихийно заняли земли и угодья, и только облагали их налогами и повинностями в зависимости от величины и качества земель и численности податного населения из «дыма» (крестьянского хозяйства). Вся земля, как и та, что находилась в пользовании отдельной семьи, или «дыма», так и та, которой пользовались все жители села (леса, болота, озера, реки и т.д.), считалась имуществом сложных крестьянских сообществ – общин. Община несла ответственность за своевременное выполнение крестьянских повинностей, а позднее стала принимать участие и в землеустройстве крестьянства.

Великокняжеская дума. Вольный сейм. Развитие конституционализма

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Каким образом смена ролей различных категорий и групп класса феодалов повлияла на развитие государственного строя Великого княжества Литовского?

Политический строй Великого княжества Литовского - феодальная монархия, которая имела ряд особенностей по сравнению с соседней Московской державой. Упразднение областных княжений не сопровождалось переносом их функций управления в центр, как это происходило в Русском государстве. В руках великого князя не концентрировалось много ежедневной работы, как у московского государя и его думы. Поэтому в Великом княжестве Литовском не создавалось почти никаких централизованных учреждений. Главным руководителем княжества считался великий князь литовский. Он возглавлял вооруженные силы, мог объявлять войну, заключать мир, вступать в союзы с другими государствами. В XIV в. при нем существовала великокняжеская дума по аналогии с московской. Но, в отличие от последней, дума в ВКЛ не была государственной структурой (учреждением).

Это был совет при великом князе, к которой он присоединял всех (с его точки зрения) полезных и нужных людей. На первом этапе главную роль в думе играли князья. С укреплением Витовта на престоле после погрома областных князей великокняжеская дума стала преимущественно состоять из известных бояр, помогавших Витовту сесть на престол. Постепенно боярство добивалось все больших привилегий и ограничивало власть великого князя.

Дума трансформировалась в представительное учреждение – паны-совет. Название и структура этого учреждения имели явное польское влияние. В Городельской привигии 1413 г. было записано только одно ограничение на доступ в совет: «в совещании о государственных делах должны допускаться только католики на том основании, что разница веры порождает разномыслие и во всем остальном, и иноверцы не держат государственных тайн«. Таким образом, для белорусского православного боярства вход туда был закрыт. В состав совета входили католический епископ, воеводы, комендант (командиры местных полков), государственные чины: маршал (председательствующим на заседаниях совета и сейма), канцлер (глава государственной канцелярии), гетман (командующий вооруженными силами), подскарбий (руководитель финансов), старосты и др..Названия государственных чинов также были польские. В обычное время совет состоял из узкого круга людей при великом князе. Но основные дела решались полным сбором хозяйского совета. Такие собрания назывались сеймом паны-рады.

Особую роль в системе государственного управления имел вольный сейм. На его заседаниях участвовали все члены совета, важнейшие чины центрального и местного управления, представители католического и православного духовенства, а также по два депутата от шляхты из каждого уезда. Сейм обсуждал главные вопросы внутренней политики, законодательные акты, устанавливал налоги, решал судебные дела, выбирал великого князя и утверждал кандидатов на важнейшие государственные посты. Так политический режим Великого княжества Литовского принимал очертания парламентской монархии. Привилегии 1413, 1432. ставили определенные границы для великокняжеской власти в отношении личности, имущества и государственных повинностей.

Великие князья литовские, избранные на польский престол, старались умиротворять феодалов княжества, чтобы иметь возможность «сидеть сразу на двух стульях» и держать оба государства «в союзе и любви». Привилегией 1447 Казимир даровал феодалам разных категорий все права и вольности, которыми в Королевстве Польском владели соответствующие сословия. Благодаря этим уступкам великий князь потерял власть над значительной частью населения, которая попала под власть землевладельцев. Крестьяне, отданы частным собственникам, освобождались от государственных повинностей. Великий князь потерял источник пополнения казны и был поставлен в материальную зависимость от землевладельцев-феодалов, к которым вынужден был прибегать, когда казна совсем опустошалась. Феодалы же получили возможность добиваться от князя все новых прав, вольностей и привилегий.

Привилегия 1492 установила, что только решения хозяина с паны-радой имеют силу закона, который был обязательным и для самого великого князя. Он не имел права их менять без согласия с советом. Привилегия 1506 пошла еще дальше: она ввела категорическое правило – все законы и распоряжения общего характера должны выдаваться князем только с согласия паны-рады. В Уставе 1529 говорилось о необходимости выдавать привилегии исключительно на вольный сейм. Так развитие конституционализма, начало которому было положено в XV в., принимало все более определенные очертания.

В государстве, пропитанном принципами федерализма, естественно, предпочтение должно было получить местное управление, как по числу учреждений, так и по исполнительным функциям. Организация местного управления была достаточно сложной. В стране сохранялись еще некоторые древние княжества во главе с князьями, правда, лишенными бывших своих привилегий. Часть княжеств была преобразована в воеводства во главе с воеводами. Гораздо большей мелкой территориальной единицей были уезды, главным лицом в которых являлся староста. Местные войска возглавлял комендант. Сбором налогов занимались ключники. Имелось множество и других должностей, через которые велось управление на местах: сельские старосты, заместители-государи, тиун, сотские, десятские, войт, старцы. Отдельное управление имели некоторые города.

Местное управление также имело свой представительный орган – сеймик. Сеймики собирались в воеводствах и уездах. В их работе участвовали все местные феодалы. На сеймиках выбирались депутаты в вольный сейм.

Таким образом, в XIV – XVI вв. в Великом княжестве Литовском сложилась четкая и определенная система представительной монархии.

Представительные учреждения серьезно ограничивали власть великого князя, способствовали укреплению федеративных основ государства, которые имели тенденцию к легитимному развитию. Это следовало из условий, в которые было поставлено княжество, т.е. из полиэтничности монархии, из наличия мощной и многочисленной земельной аристократии, выборности великокняжеской власти и тесных политических отношениях с конституционной Польшей.

Как видим, ход внутреннего развития и его результаты в княжестве значительно отличались от русской державы. Последняя развивалось все больше в сторону монархического абсолютизма (эпоха Ивана Грозного). Воспитанные на местном патриотизме, а не на общегосударственном, феодалы Великого княжества Литовского в сложное время жертвовали не своими личными и имущественными правами, а государственной независимостью, когда вошли в Корону Польскую.

Выборная великокняжеская власть. Городельская привилегия.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Характер государственного устройства не оставался неизменным. Он постепенно эволюционировал под влиянием борьбы центробежных и центростремительных тенденций. Центральная власть в течение всего этого периода стремилась разными способами укрепить государственный союз, теснее связать все земли вокруг центра. Этому должна была способствовать и уния с Польшей. Но, к сожалению, она только усилила центробежную тенденцию.

Потеря определенной части самостоятельности литовскими и белорусскими князьями и магнатами вызвало сильную оппозицию центральной власти.

Государственная консолидация сделала успешные шаги при князе Витовте. Восстановление литовского престола, по Остравскому соглашению 1392 г., приблизила его к феодалам княжества, укрепила социальную базу центральной власти. Следующим серьезным шагом Витовта в направлении централизации Великого княжества Литовского стала ликвидация областных княжений. Этим литовский князь значительно укрепил материальную основу своей власти. Сейчас в его казну поступали все доходы, которые раньше шли областным князьям: земельные, таможенные, торговые, судебные, церковные и другие сборы. Материальная база способствовала росту великокняжеской власти как политического фактора. Коронация Витовта, которая должна была состояться, являлась показателем как его личного, так и государственного могущества Великого княжества Литовского.

Однако рост великокняжеской власти в конце XIV – начале XV в. не привел к установлению наследственной и неограниченной монархии, как это случилось в соседней России. Там монарх был неограниченным повелителем, распоряжался жизнью и имуществом своих подданных. Великое княжество Литовское, несмотря на успехи в централизации, достигнутые Витовтом, постепенно приобретали статус ограниченной, констиционной монархии. Чем это объяснить?

Возвышение великокняжеской власти произошло в Великом княжестве Литовском после унии с Польшей. Но уния не устанавливала  наследственного права на литовский великокняжеский престол. Возможно, не последнюю роль сыграла в этом отсутствие у Витовта сыновей. Но как бы там, ни было, уния предусматривала возведение претендента на великокняжеский престол с согласия польских панов и короля польского.

Так была заложена основа не наследственной, а выборной великокняжеской власти.

В развитии этого процесса неожиданную и достаточно серьезную роль сыграл сам факт упразднения областных княжений, который был задуман с целью централизации. Он имел непредвиденные для Витовта результаты. Потеряв социальную базу в лице крупных землевладельцев, князей, он сделал ставку на другую социальную силу – боярство, знать. На протяжении XV – XVI вв. шел процесс расширения сословных и политических прав этой группы господствующего класса за счет остальных. Городельская привилегия 1413 обеспечивала не только имущественные и личные, но и сословно-политические права боярства. Оно сейчас занимало места князей при большом хозяеве, в учреждениях государственной власти и управления.

Но боярство не было однородным. Городельская привилегия утвердила права собственности на земли только самым влиятельным представителям этого сословия, крупнейшим земельным собственником (магнатам). Среднее и родовое боярство, известное под названием знати, оставалось сначала под властью великого князя, который регулировал бы с ней отношения, исходя из военно-политических и частично финансовых соображений. Потом его место и роль начали меняться. Знатное сословие увеличивалось и возвышалось политически. Привилегии 1413, 1432, 1434, 1447. уравняли в правах русско-литовскую знать с соответствующим сословием в Польше. Отличием дворянства стало не только принадлежность к тому или иному гербу, но и просто боярская военная служба. Постепенно бояре-знать переплелись с верхними слоями крестьянства, от которого они отличались только тем, что при любых обстоятельствах оставались свободными людьми и им была гарантирована личная и имущественная неприкосновенность.

Фактором, что способствовал возвышению военно-служилого сословия, стали войны, которые Великое княжество Литовское постоянно вело и которых стало особенно много с конца XV в. К тому же великокняжеская власть видела в знати основную силу в борьбе с магнатами – крупными земельными собственниками. Используя это, знать добилась наследственного права на землю, стала превращать ее в вотчины. Выпросила для себя и привилегии в торговле: Сигизмунд II дал ей право беспошлинного вывоза за границу леса, зерна, скота и ввоза импортных товаров.

Постепенно знать возвышается политически. 3 1511 была учреждена выборность депутатов вольного сейма на уездных сеймиках, где в основном заседала знать. Привилегия 1547 уравняла в правах православную знать с католической. С 1563 знати давалось  возможность занимать высшие государственные должности. Наконец, в первой половине XVI в. знать была уравнена в правах с магнатами, ей гарантировалась политическая, личная и имущественная неприкосновенность. В Уставе 1529 термин «знать» применяется в отношении всех феодалов Великого княжества Литовского. Так был завершен процесс оформления и консолидации различных кругов господствующего класса в одно знатное привилегированное сословие. Тем не менее внутрисословное положение феодалов не оставалось одинаковым. За магнатами сохранялась правящая политическая роль в государстве. Они подлежали отдельной юрисдикции.

Особенности государственного и сословного строя Великого княжества Литовского.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В XIV – первой половине XVI в. завершилось формирование отношений феодальной собственности, категорий феодалов и зависимого населения, а также форм их землевладения и землепользования. Как выглядела социальная структура феодального общества? Какую роль в политической, экономической жизни Великого княжества Литовского выполняли различные группы населения?

В Беларуси в XIV – XVI вв. земля, главное средство производства в феодальную эпоху, принадлежала государству, феодалам и церковным организациям. Небольшой ее частью владели города и горожане. Собственники земли составляли господствующий класс феодальных владельцев. Он был небольшим количественно и составлял около 10% населения. Основная часть общества была представлена производительным классом – крестьянством, которое пользовалось землей, и создавала феодальную ренту. Классы не были однородные по своему составу. Они разделялись на группы по имущественному и правовому положению.

В данной главе мы остановимся на категориях феодалов, которые играли решающую роль в политической жизни Великого княжества Литовского. Об различных слоях крестьянского населения речь пойдёт далее.

Во главе класса земельных собственников стоял великий князь литовский (хозяин), который являлся верховным властителем всей земли в государстве, а также имел свои собственные земельные владения (хозяйский домен). Все феодалы делились с великим князем частью феодальной ренты. Из хозяйского домена вся прибыль собиралась в пользу великокняжеской власти и использовалась как на частные цели князя, так и на государственные. Эти земли получили статус государственных.

Ступенькой ниже на иерархической лестнице стояли крупные феодалы – князья и земельные магнаты, владевшие землей на правах вотчины (наследуемого владения). Далее шли бояре, самая многочисленная группа господствующего класса. От князей они отличались тем, что владели землей условно (при условии несения военной службы у князя или крупных магнатов). Это был пример временного содержания. Боярство по имущественному положению было также неоднородным. Были крупные бояре, стоявшие близко к князьям, средние, составлявшие основную часть боярства. Но были и такие, которые мало отличались от крестьян и сами обрабатывали землю. Эта группа имела польское название «знать». Позже знатью начали называть феодалов, принадлежавших к военно-служивому сословию. Русское название «боярство» постепенно вышло из употребления.

Господствующее положение класса земельных собственников, феодалов, было закреплено законом. Примечательно, что в Великом княжестве Литовском долгое время не было единого законодательства. Привилегии, что давали великие князья отдельным землям и сословиям, базировались на Русской Правде и местных обычаях. Судебник 1468 г. Казимира (1440 – 1447 – великий князь литовский, 1447 – 1492 – и король Польши) хотя и охватывал всю территорию Великого княжества Литовского, но кодифицировал лишь феодальное право. Первым систематизированным общегосударственным сборником законов феодального права стал Статут Великого княжества Литовского 1529 г., который потом имел вторую (1566) и третью (1588) редакции.

Роль в политической жизни различных групп феодалов не оставалась неизменной. Происходила определенная эволюция с развитием политических процессов, которая приводила к возвышению новых групп земельных собственников за счет потери престижа предыдущих. А это в свою очередь отражалось на развитии политических институтов и государственного строя Великого княжества Литовского, определяло его специфику по сравнению с другими феодальными монархиями.

Уже отмечалось, что в своем территориальном оформлении Великое княжество Литовское на сто с лишним лет опережало Московское государство. Но с самого начала это объединение не было таким устойчивым, как объединение Северо-Восточной Руси вокруг Москвы. Сохранению относительной самостоятельности доли уделов способствовала и система наследования, принятая в ВКЛ. После смерти владельца, земли не распределялись между наследниками, как в России, где удельная система стала господствующей.

Иногда то или иное княжество вообще не попадала в руки к потомкам. Великие князья литовские широко использовали систему наместничества. Даже раздача Гедимином земель своим сыновьям не имела характера выдачи им наследственных уделов, скорее это были наместничества. После смерти детей Гедимина их княжества также не делились между наследниками. Чаще на престоле оставался один из внуков Гедымина, остальные уходили «кормиться» в другие места. Поэтому князья, не обладая полным правом собственности на предоставленные им земли, старались не вводить своих порядков, руководствовались местными обычаями.

Василий III и военные кампании. Выводы.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Однако Василий III имел своей целью захват Смоленска, крупного экономического и стратегического центра возле западных границ своего государства, и готовился к новой войне. 19 декабря 1512 русская армия во главе с великим князем двинулась к Смоленску. Но первая попытка штурма не удалась. Новая кампания началась летом 1513 и также была безрезультатна. Опустошив окрестности, Василий III с войском вернулся в Москву. Третья кампания по захвату Смоленска началась 16 мая 1514 г., и после продолжительного штурма, 30 июня 1514 г., Смоленск капитулировал.

Василий III двинулся на запад к Орше и Друцку. Около Орши произошла грандиозная битва, где русские войска потерпели полное поражение. Но, несмотря на это, все попытки ВКЛ вернуть завоеванные Москвой земли были тщетны. В 1522 г. было заключено пятилетнее перемирие, которое затем было продлено еще до 1533. Смерть Василия III и смута в Московском государстве при его малолетнем преемнике толкнули Великое княжество Литовское к еще одной попытки возврата завоеванного Москвой. Военные действия продолжались 4 года. Литовское княжество вернуло только Гомель и некоторые незначительные волости на востоке. В 1537 г. вновь было заключено перемирие на 5 лет до 25 марта 1542 г. Оно продолжалось до самой Ливонской войны.

Такими были основные направления внешней политики Великого княжества Литовского в XIV – XVI вв. Как видим, приоритеты в ней менялись. В XIV в. оно вело напряженную борьбу с немецкими орденами и татарскими ханствами. В конце XIV – XV в. ВКЛ было занято отношениями с Польшей, проблемой литовско-польского союза, который бы помог решить много внешних и внутренних проблем. В течение ста лет Великое княжество Литовское находилось в состоянии персональной унии с Польшей.

Главным направлением внешнеполитической деятельности Великого княжества Литовского стали отношения с Московским государством, конкурентом в деле объединения русских земель. Долгое время правящие круги Великого княжества Литовского упорно не хотели признать титул «государя всея Руси» за великим князем московским. А к середине XVI в. они вынуждены были столкнуться уже с желанием русского царя Ивана IV присоединить белорусские и украинские земли. Это свидетельствовало об укреплении Русского государства и ослабление Великого княжества Литовского вплоть до угрозы его существованию. К середине XVI в. оно уже не могло противостоять на равных Русскому государству. Логика борьбы с ним и международные обстоятельства вынудили Великое княжество Литовское к более тесному государственному объединению с Польшей.

Военная кампания 1501 – 1507 гг. Поражение ВКЛ.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В 1500 г. окончательно были разорван отношения между Русским и Литовским государствами. Причиной был переход ряда крупных феодалов Великого княжества Литовского в границы Русского государства. Иван III принял их на службу и объявил войну Великому княжеству Литовскому. В мае им были заняты Брянск и земли Можайского князя, летом – Путивль, Мценск, Серпейск, Гомель, Любеч, Новгород-Северский, Рыльск. В течение одного похода Русь завоевала южную часть Смоленской земли и территории Чернигово-Стародубского и Новгород-Северского княжеств. 14 августа 1500 г. произошел разгром литовской армии около Смоленска. После этого война продолжалась еще два года.

Готовя зимнюю кампанию 1501 – 1502 гг., Иван III предложил Менгли-Гирею план совместных действий. Татарское войско Менгли-Гирея отводился маршрут движения через украинские земли до Слуцка, Турова, Пинска, Минска. За это крымский хан требовал согласия Ивана III на разорение Киева и Северской земли. Иван III отказался, и это сразу же использовали правящие круги Великого княжества Литовского и заключили встречный союз с Менгли-Гиреем против Москвы. ВКЛ заплатила за этот союз ханства ежегодной данью из Киевской, Волынскай, Подольской земель с каждого человека «по три деньги«. Одновременно великий князь литовский договорился с Большой Ордой и заключил оборонительный союз с Ливонским орденом против Ивана III.

Военные неудачи 1500 заставили правящие круги Великого княжества Литовского восстановить унию с Польшей. 23 октября 1501 г. в Мельнике (Украина) был подписан документ об условиях этой унии. На польский престол был избран великий князь литовский из династии Ягеллонов Александр Казимирович. Оба государства обязались проводить единую политику, иметь общие совет, сеймы и единую монету. Однако магнаты Великого княжества Литовского отказались ратифицировать унию, поскольку, на их взгляд, она означала ликвидацию литовской государственности. Поэтому мельнитский акт совершен не был, хотя политика двух государств стало лучше координироваться.

Вообще же военная кампания 1501 – 1503 гг. складывалась весьма неудачно для Великого княжества Литовского. В ноябре 1501 г. оно терпит поражение под Мстиславом. В июне 1502 бывший союзник Ивана III, крымский хан Менгли-Гирей, окончательно разбил Большую Орду, союзницу ВКЛ. Неудачным для княжества был и Смоленский поход русской армии, который определил перелом в военных действиях. В результате 2 апреля 1503 г. было заключено перемирие сроком на 6 лет. Оно много стоило ВКЛ, так как княжество вынуждено было отказаться в пользу Москвы от всей верхнеокской Украины, от Чернигово-Северской земли, в том числе и от Гомеля, от значительной части Смоленских и Витебских земель.

Всего Великое княжество Литовское уступило Москве 19 городов, 70 волостей, 22 городища, 13 сел. Таким образом, к Москве отходила территория на всем протяжении границы Великого княжества Литовского, что была населена русскими, украинцами и белорусами. Это имело для Москвы большое стратегическое значение, потому что давало возможность вести активную наступательную политику. Великое княжество Литовское теряло важные в стратегическом смысле территории, что составляло около 1/4 площади всего государства. Это делало безоборонной ее восточную границу, которая приблизилась к главному центру государства.

Политику Ивана III (он умер 27 октября 1505 г.) продолжил его сын Василий III. 19 августа 1506 г. в Вильнюсе умер Александр Казимирович. Василий III пытается использовать это и через свою сестру, Елену Ивановну, вдову Александра, радикально решить отношения Московского государства с Великим княжеством Литовским. Опираясь на белорусских, украинских магнатов и шляхту, он решил завладеть литовским престолом. Но план не удался. На престол был избран младший брат Александра – Сигизмунд. 8 декабря 1506 Сигизмунд избирается польским королем. Оба государства сразу начали готовиться к новой войне. Сигизмунд пошел на союз с русскими удельными князьями: с братом Василия III, Юрием Ивановичем, удельным князем Дмитровским, звонигородским, серпейским и брянским, обещая помочь ему в завоевании русского престола. В свою очередь Василий III вступает в блок с М. Л. Глинским, всемогущим фаворитом Александра, что попал в опалу при его преемнике Сигизмунде.

Военная кампания началась весной 1507 .Она была тесно связана с феодальным восстанием в Великом княжестве Литовском 1508 г., которым руководил князь Михаил Львович Глинский. Вместе со своими братьями и сторонниками он поклялся Василию III. Повстанцы закрепились в Турове, Мозыре, заняли Клецк, осадили Житомир и Овруч. Глинский пытался овладеть Слуцком и Минском, но это ему не удалось. Русские войска вместе с отрядом Глинского действовали в Беларуси, доходили до Вильнюса. Но решающей битвы так и не произошло. Война 1507 – 1508 гг. закончилась «вечным миром», что был заключен в Москве 8 октября 1508 г. Великое княжество Литовское официально признало переход к России земель, присоединенных к ней в результате войн конца XV – начала XVI в. Великое княжество Литовское получило территорию пяти смоленских волостей.

Враждебные отношения ВКЛ с Москвой

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

С конца XV в. обострились отношения между ВКЛ и Русским государством.  Этому было несколько причин.

К концу XV в. почти закончилось политическое объединение Северо-Восточной Руси под властью великого князя московского. Он считал себя национальным русским хозяином и взял на себя миссию объединения всех русских земель. Так исторически выделились два центра, вокруг которых стали объединяться земли бывшего Древнерусского государства. Литовским князьям на западе это удалось сделать быстрее, чем на востоке, где позже закончился период феодальной раздробленности и княжества долго находились под монголо-татарским игом. Два центра не могли в конце концов не столкнуться. Это стало одним из оснований обострения их отношений. В условиях расширения централизаторских тенденций в Русском государстве дипломатия ВКЛ стремилась вбить клин в этот процесс и поддержать те княжества Руси, оставшиеся еще самостоятельными.

Так, в 80-х годах XV в. тверский князь Михаил Борисович пытался опереться на княжество Литовское, противостоя расширению власти Ивана III на свою вотчину. В 1483 г. был заключен договор о политическом союзе и взаимопомощи между Тверским княжеством и Великим княжеством Литовским. В ответ Московское княжество начало военные действия против Твери и в течение зимней кампании 1484 – 1485 гг. разгромило пограничные города Тверского княжества. Михаил Борисович просил мира, который и был заключен в Москве 25 марта 1485.

Тверское княжество, согласно этому миру, сохраняло определенную самостоятельность за исключением внешней политики. Союзное соглашение с Великим княжеством Литовским аннулировалось, и был заключен оборонительно-наступательный союз с Москвой против Великого княжества Литовского. Но Михаил Борисович хотел сохранить остатки самостоятельности и сразу же возобновил переговоры с Великим княжеством Литовским. Результатом был второй поход московского князя во главе с Иваном III на Тверь, после которого Тверское княжество было окончательно присоединено к Московскому государству. Так на протяжении XIV – XVI вв. отношения между Великим княжеством Литовским и Русским государством нередко носили враждебный характер. ВКЛ не хотело дальнейшего усиления Москвы и в борьбу втягивала ордынского хана Ахмеда. Московские князья в свою очередь заключали союзы против ВКЛ с крымскими ханами.

Вторая причина враждебного отношения ВКЛ с Москвой была в особенностях решения конфессионального вопроса в Великом княжестве Литовском. Московский великий князь претендовал на роль единого православного государя – защитника интересов православного населения. В то же время и само православное население Великого княжества Литовского долгое время не отделяла себя по национально-религиозных оценкам от населения Русского государства. Их объединяли общие исторические корни, традиционная культура и единая вера. Между тем в Великом княжестве Литовском православная вера прижималась. Это обострило религиозную борьбу в ее недрах. Наступление католицизма и расширение польского влияния еще более усилили недовольство белорусских православных феодалов, которые и так были в неравноправном положении с польскими и литовскими феодалами. Великий князь московский предложил им руку помощи. Некоторые из белорусских феодалов по своей воле переходили вместе со своими имениями под власть Москвы. С 1487 по 1493 в Москву приехали служить со своими вотчинами князья Воротынские, Бялевские, Мярэцкие, Вяземские.

Конфронтация между Московским государством и ВКЛ привела сначала к необъявленной приграничной войне протяженностью с 1487 по 1494. В 1487 посольство ВКЛ тщетно требовало от Ивана III управы на московских князей, которые делали набеги на волости Великого княжества Литовского. Иван III отвечал взаимными обвинениями. Такими же неудачными были и последующие посольства в Москву в 1488, 1489, 1491, 1492. В результате войны была сломлена защита всей приграничной литовской полосы с Московским княжеством.

Приграничные военные стычки переросли в гораздо больший серьезный конфликт в 1492 г. после смерти великого князя литовского Казимира. Использовав переходный этап в установлении верховной власти, войска Ивана III сделали успешные набеги на литовские земли. Новый великий князь литовский Александр Казимирович спешил закончить войну. Переговоры о прекращении военных действий закончились 12 февраля 1494 г. заключением мирной и супружеской договоренностей.

Иван III выдал свою дочь Елену за Александра Казимировича. По мирной договоренности, Великое княжество Литовское отказывалось в пользу Московского от Вяземского княжества и части других княжеств. За Иваном III было признано право на Новгород, Псков, Тверь и Рязань. За московским государем закрепился титул «великого князя всея Руси«. Было оговорено, что оба государства помогают друг другу в борьбе с татарами. Это значительная уступка со стороны Великого княжества Литовского в территориальных и политических отношениях. Однако противоречия между двумя государствами сняты не были. Иван III готовился к войне. С этой целью он налаживал отношения со Швецией и Турцией, рассчитывал на помощь Менгли-Гирея.

Внешняя политика Великого княжества Литовского. Большая Орда.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Внешняя политика Великого княжества Литовского не была свободной от влияния на нее внутриполитических процессов в государстве.

Уния с Польшей, несмотря на сложные внутренние результаты, упрочила международные позиции княжества, позволила объединить силы обоих государств против общих внешних врагов.

В XIV – первой половине XV в. главным врагом, с которым Великому княжеству Литовскому приходилось вести напряженную борьбу, были рыцари Тевтонского и Ливонского орденов. В 1409 г. началась «большая война» между Польшей, Великим княжеством Литовским, с одной стороны, и Тевтонским орденом – с другой. Решающий удар был нанесен Тевтонскому ордену в битве под Грюнвальдом (Польша) 15 июня 1410.

Крестоносцы были разбиты наголову, после чего уже не смогли оправиться. В составе войска великого князя литовского во главе с Витовтом кроме литовских хоругв были Полоцкая, Витебская, Мстиславская, гродненская, брестская, пинская, Новгородская, Волковысская, лидская и другие белорусские хоругви, а также русские (смоленские), украинские, чешские войска и татарская конница. Особую стойкость проявили смоленские хоругви. Одна из них полностью погибла, две остальные устояли. В результате жестокой битвы войска союзников прорвали фронт крестоносцев, окружили их и уничтожили. В этом бою был убит и великий магистр ордена Ульрих фон Юнгинген. После поражения под Грюнвальдом немецкая агрессия была остановлена. Казимир, преемник Сигизмунда, довел до конца дело Ягайло и Витовта. Таруньский мир 1466, который обусловил присоединение устья Вислы к Польше и вассальное подчинение ей Прывисления, означал исчезновение с арены политической борьбы этого давнего врага Великого княжества Литовского и Польши.

В середине XV в. продолжались набеги татар на территорию Великого княжества Литовского. К этому времени Золотая Орда уже окончательно распалась, на ее руинах в низовьях Волги во второй четверти XV в. сформировалось новое государство – Большая Орда, протянувшейся от Волги до Днепра. К 1459 ханом Большой Орды был Саид-Ахмед, он еще до 40-х годов XV в. делал набеги на южные земли Великого княжества Литовского и Галицкую Русь. В 1455 во время одного из походов Саид-Ахмеда на украинские земли княжества Литовского его отряды были разбиты войсками киевского князя Семена Олельковича. Сам хан был взят в плен в 1457 г., потом он из неволи убежал. Набеги Великой Орды на территорию Великого княжества Литовского на этом практически прекратились.

Со второй половины XV в. во внешней политике Великого княжества Литовского встает вопрос взаимоотношений с окрепшим соседом на юге – Крымским Ханством. Родоначальник династии крымских ханов Хаджи-Гирей находился изначально в дружеских отношениях с Литовским государством. После его смерти в Крыме началась династическая смута. В 1468 г. на ханский престол взошел Менгли-Гирей, который постепенно направил свою политику в отношении Русского государства. В 1480 г. в результате переговоров между Иваном III и Менгли-Гиреем был заключен оборонительный союз.

В течение 1481 между Великим княжеством Литовским и Крымом велись переговоры о развитии добрососедских отношений. Однако уже в августе 1482 г. по договоренности с Москвой Менгли-Гирей пошел войной на Киевские земли, взял Киев, разграбил его и поджег. Под натиском крымских татар южные границы Великого княжества Литовского, что при Витовте продолжились до Черного моря по устье Днепра и Днестра, отступили на север. Почти каждый год крымские татары посещали Киевщину, Подолию, Волынь, были и дальше, на Полесье.

На белорусские земли только за период с 1500 по 1569 татары сделали 45 набегов. Они сопровождались грабежами и разрушением белорусских сел и городов. Татары брали в плен мирное население и потом нередко продавали пленных в рабство. Татарская конница легко проходила в глубь Беларуси, поскольку на юге не было хорошей защиты. В 1505 г. татары дошли до Минска и Новогрудка и взяли в плен около 100 тыс. мирных жителей. В 1521 татары опустошили земли между Слуцком и Пинском. Центральная власть ВКЛ для укрепления безопасности на южных границах вынуждена была создать казацкие занавесы. В 1527 литовскими, белорусскими и украинскими отрядами было нанесено поражение крымским татарам под Конева на Украине. С этого времени последние уже не могли продвинуться далеко на север. Позже татарские ханства использовались Великим княжеством Литовским как инструмент восточной политики.

Общественно-политическое движение. Свидригайло. Династическая уния.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Тем не менее  уравнение в правах белорусских феодалов с литовскими было главным результатом борьбы под руководством князя Свидригайло. Позже значительная часть православных феодалов все же отошла от Свидригайло. Дело в том, что он был одержим идеей церковной унии (слияния православной церкви с католической), очень непопулярной в народе. В общем, общественно-политическое движение, возглавлявший Свидригайлом, было разнообразным как по социальномц и национальному составу участников, так и по целям борьбы. Руководящее положение занимали в нем крупные православные феодалы, они добивались уравнения своих политических, имущественных, личных и религиозных прав с феодалами-католиками.

В состоянии Свидригайло находились и литовские князья и паны, почти все Гедеминовичи (Манивид, Гаштольд, Кежгайла и др..), Которые были недовольны послушной политикой Сигизмунда в отношениях с Польшей. Сам Свидригайло боролся за княжеский престол. Борьба феодалов за верховную власть имела характер феодальной войны, которую, в наши дни можно было бы избежать используя юридическая консультация онлайн. :) Но участие в ней широких кругов населения западнорусских и белорусских земель придавало ей национально-религиозную окраску и черты национального движения. Феодальная война не решила, а лишь частично ослабило существовавшие в Великом княжестве Литовском политические противоречия. Борьба и дальше еще долго продолжалась.

Свидригайло в результате этой борьбы потерпел поражение. Сигизмунд, чтобы укрепить свои позиции, намеревался ввести католичество во всем государстве. С этим были не согласны патриоты Великого княжества Литовского. Они подготовили тайный заговор, главными действующими лицами в котором были князья-братья Иван и Александр Чарторийский, виленский воевода Довгирд и трокский воевода Лялуша. Сигизмунд был убит в 1440 г. в его замке в Вильнюсе.

После смерти Сигизмунда поляки старались сильнее подчинить Великое княжество Литовское Короне Польской. Вместо должности великого князя литовского они хотели ввести королевское наместничество во главе с 13-летним Казимиром Ягайловичем, младшим братом польского короля Владислава IV. Но когда Казимир приехал в Вильнюс в сопровождении большой свиты поляков, литовские патриоты напоили их и ночью в кафедральном соборе возложили на королевича Казимира шапку Гедимина и провозгласили его великим князем литовским. Поляки были поставлены перед совершившимся фактом.

Выбрав Казимира великим князем литовским в 1440 г., литовские патриоты хотели иметь его суверенным хозяином. В помощь ему для государственного управления были выбраны особые министры, которые составили «тайный совет». Он начал исполнять свои обязанности без разрешения польского короля. В то время династическая уния закончила свое существование, и Великое княжество Литовское стало независимым от Польши государством.

Такое положение продолжалось недолго. Король Владислав IV погиб в бою с турками под Варной, и поляки выбрали в 1447 г. на польский престол великого князя литовского Казимира, что снова возобновило династическую унию. Великокняжеские патриоты были очень озадачены, потому что это разрушало их планы на отделение Великого княжества Литовского от Польши.

Последняя попытка разорвать династическую унию была сделана еще через 80 лет. Тогда польским королем и великим князем литовским был Сигизмунд I Старший (1506 -1548). Великокняжеская литовская рада отправила в его посольство в 1526 с предложением явиться в Вильнюс для решения неотложных государственных дел и отпустить своего сына Сигизмунда Августа для занятия литовского престола. При этом великокняжеский совет просил короля приказать полякам, «лишь бы они ту корону, которя послана Великому княжеству Литовскому (при Витовте), вернули к князю великому его милости, сыну вашея милости».

Она напоминала королю, что поляки «давно замышляют присоединить княжества к Короне Польской, потому что одна корона не может быть вцелена в состав второй короны» (цит. по: Беларусь  в исторической государственной и церковной жизни. Мн., 1990. С. СЗ). Из этих слов видно, что великокняжеская рада намеревалась объявить Сигизмунда Августа королем Великого княжества Литовского и объявить своё государство королевством. По их убеждению корона могла бы спасти ВКЛ от включения в состав Польши.

Король выполнил просьбу великокняжеской рады, но сделал это в пользу Польши. В 1529 г. он привез 9-летнего королевича в Вильнюс, позволил торжественно объявить его великим князем, но на коронацию не согласился и увез его в Польшу. И только в 1544 г., в ответ на настойчивые требования Великолитовских послов на Брестском сейме, король согласился отпустить в Вильнюс своего сына. В Вильнюсе сын сел на великокняжеский престол и правил государственными делами при помощи великокняжеской рады. Когда в феврале 1548 г. король Сигизмунд I Старший умер, общим хозяином Польши и Великого княжества Литовского стал Сигизмунд II Август (1548 – 1572).

Таким образом, общественно-политическая жизнь в Великом княжестве Литовском в XIV – XVI вв. была наполнена борьбой центробежных и центростремительных тенденций, решать которую великокняжеская власть пыталась при помощи унии с Польшей. Уния закрепила результаты предыдущего развития ВКЛ и одновременно наложила на них клеймо польской государственности. Она еще в гораздо большей степени укрепила мощь и роль литовских феодалов, но в отношении белорусских и западнорусских проводилась дискриминационная политика. Требовались годы политической борьбы, которая потом переросла в феодальную войну, чтобы сделать равными в имущественных и религиозных правах белорусских и литовских феодалов. Но все, же полного уравнения в политических правах, несмотря на некоторые уступки, так и не произошло.

Городельская уния. Политика Свидригайло.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Между Ягайло и Витовтом начались новые переговоры, которые закончились подписанием в 1413 г. городельской унии. Городельская уния в отличие от Остравского соглашения юридически оформила политическую самостоятельность Великого княжества Литовского, но все равно под властью польского короля. Здесь проявилась определенная двойственность позиции Витовта, а за ним и литовского боярства. С одной стороны, они были очень заинтересованы в сохранении независимости Великого княжества Литовского, а с ней и своей монополии на власть в нем. С другой стороны, не могли они отказаться и от соглашения с Польшей, поскольку перед ними стояли те же проблемы, как когда-то перед Ягайло, которые толкнули его на путь унии с ней.

Добиться централизации государства и укрепления своего привилегированного положения без помощи польских феодалов они были не в состоянии и продолжать агрессию на русские земли не смогли бы. Поэтому городельской грамотой, выданной Ягайло и Витовтом, были дарованы права той части феодалов, что приняла католичество и польские гербы. В результате польские гербы приняли 47 родов литовского боярства (не только крупных, но и средних). Так великий князь рекрутировал ядро шляхетского сословия, на которое думал опираться после упразднения системы  соподчиненного надельного княжения. Было декларированно исключительное право литовских феодалов-католиков занимать высшие должности и находится в хозяйском совете. Православные феодалы белорусских земель оказались в еще гораздо большем неравноправном положении.

Стремление литовских феодалов к дальнейшему усилению своих позиций вылилось в идею создания литовского королевства. До этого велась большая подготовка. Замысел коронации Витовта имел широкий международный резонанс. Но она не состоялась: помешала  противопоставление правящих кругов Польши и смерть Витовта. Однако сама идея продолжала жить еще долго.

После смерти Витовта (1430) великим князем литовским стал младший брат Ягайло – северский князь Свидригайло Ольгердович. Его политика была направлена на закрепление линии на государственную самостоятельность Великого княжества Литовского. При этом Свидригайло пытался расширить социальную базу великокняжеской власти за счет обращения на свою сторону православных феодалов белорусских, украинских и русских земель, где он жил много лет. Свидригайло княжил в Подолии, в Витебске, на Северской земле, продолжительное время жил в Московском государстве, приобрел там друзей и связи. Оставаясь католиком, он начал допускать к государственному управлению крупных православных землевладельцев, дарить им замки, должности.

Возрастание при Свидригайле политической роли западнорусских феодалов вызвало недовольство литовской аристократии. При помощи Польши был организован заговор против великого князя. Свидригайло удалось бежать в Полоцк, где он нашел поддержку со стороны местных князей и бояр. А великим князем литовским был провозглашен брат Витовта – Сигизмунд Кейстутович (1432). Ягайло утвердил это объявление. Сигизмунд в свою очередь грамотой от 15 октября 1432 одобрил унию с Польшей, ранее отмененной Свидригайлом. В Великом княжестве Литовском сложилась ситуация, когда государство оказалось разделенно на две части, каждая из которых имела своего великого князя. На стороне Сигизмунда были все литовские земли (Вильнюс, Каунас, Тракай, Жемойтия, а также Гродно). На стороне Свидригайло – князья, бояре и горожане Полоцкой, Витебской, Смоленской, Северской, Киевской земель, части Волыни и Восточной Подолии. Помощь Свидригайло оказывали тевтонские и ливонские рыцари, тверской князь, иногда помогали татары и молдавский господин.

Противостояние сторон привело к гражданской войне (1432 – 1436), которая охватила большую территорию Беларуси, Украины, Литвы. Велась она с переменным успехом. В 1432, чтобы ослабить движение во главе с Свидригайлой, от имени Ягайло была издана привилегия, которая подтверждала предыдущие и даровал новые права феодалам-католикам. Но вместе с тем она распространяла на русских князей и знать русскую все «приданию, свободы, привилегии и выгоды».

6 мая 1434 г. аналогичная привилегия был дарована и Сигизмундом Кейстутовичем с тем, чтобы между литовскими и русскими народами не было «никакого раздора или ненужных потерь в будущем, чтобы не ухудшалось состояние указанных земель, но чтобы они пользовались равными подаяниями» . Вместе с имущественными правами православные князья и бояре получили права пользования гербами и символами шляхетства также,  как и феодалы-католики. В 1447 г. были практически уравнены их экономические и личные права с феодалами-католиками, хотя дискриминация при назначении на государственные должности и политическое неравенство продолжала существовать.

Оппозиция внутри Великого княжества Литовского

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Прокатолицкая политика Ягайло сыграла роль в формировании оппозиции внутри Великого княжества Литовского, особенно на белорусских, украинских и русских землях. Ягайло 20 февраля 1387 г. издал грамоту, в соответствии с которой литовским феодалам даровались большие имущественные привилегии и личные права при условии принятия католичества. На православных эти привилегии не распространялись. Второй грамотой (от 22 февраля 1387 г.) была обусловлена возможность заключения браков между католиками и православными только в случае перехода последних в католичество. Владения католической церкви освобождались этой грамотой от всех налогов и повинностей. Все это способствовало укреплению положения литовских феодалов-католиков в политической жизни государства.

Ягайло использовал новые политические возможности и начал католическую экспансию на белорусские и другие западнорусские земли. Костелы и католические ордена, учрежденные во многих городах и деревнях Беларуси, стали ее форпостом. Окатоличивание затрагивало уже интересы не только верхушки, но и широких кругов православного населения. Так возникло крупное общественно-политическое движение, которое было направлено против польско-литовской унии и короля Ягайло с его унитарной прокатолической политикой.

Опять центром движения стал Полоцк. Полоцкий князь Андрей Ольгердович отказался от принесения присяги на верность королю Ягайло, королеве Ядвиге и Короне Польской, вместе со смоленским князем Святославом Ивановичем стал во главе движения. В феврале 1386 г. Андрей заключил союз с ливонскими рыцарями и начал военные действия. Им были заняты города и замки Дрисса, Друя, Лукомль. Святослав Смоленский осадил Мстиславль, Витебск и Оршу. В то же время в пределы Литвы ворвались ливонские крестоносцы и дошли до Вильнюса и Ошмян. Королевское войско во главе с князем Скиргайлы двинулась под Мстиславль, где 29 апреля 1386 г. произошла битва с войском Святослава Ивановича, в которой потерпели поражение смоляне. Князь Святослав и его брат Иван погибли. В Смоленске князем стал сын Святослава Юрий, которого заставили принести присягу на верность королю Ягайло и его брату Скиргайлу.

В марте 1387 г. начался большой поход Скиргайлы на Полоцк. Город был взят. Полоцкий князь Андрей Альгердович попал в плен и был отплавден в Польшу, где находился в заключении до 1394. Его близкие соратники на белорусских землях были лишены имущества и казнены. Грамотой от 28 апреля 1387 г. Ягайло санкционировал передачу Полоцкой и других белорусских земель Скиргайлу. Таким образом, был нанесен значительный удар по статусу указанных территорий. Так неудачно закончился первый этап сопротивления белорусских феодалов унии с Польшей.

На втором этапе движение возглавил князь Витовт, сын Кейстута Гедиминовича. Борьба Витовта с Ягайло продолжалась с 1389 по 1392 и была направлена на отстаивание государственного суверенитета Великого княжества Литовского. Витовт опирался на литовско-белорусское боярство, а в ряде случаев и на широкие круги населения: Главной силой Ягайло было польское войско (или польские полки), но иногда на его стороне воевали литовские и русские дружины. Жестокая борьба велась с переменным успехом и закончилась заключением соглашения 5 августа 1392 г. в имении Острова возле г. Лиды. Остравское соглашение о разделении власти между Ягайло и Витовтом значительно корректировало Кревскую унию. Великому княжеству Литовскому было гарантировано обособленное государственное существование, но в союзе с Польшей и под  верховной властью польского короля. Витовт был признан великим князем литовским, ему были возвращены все наследственные владения: Троки, Гродно, Брест и Луцкая земля. Витовт дал клятву быть верным королю, королеве и Короне Польской.

Белорусские феодалы личным участием в борьбе с Ягайло надеялись укрепить свои права надельных собственников. Дальнейшее развитие событий было не в их пользу. Витовт надеялся укрепить свои позиции в Великом княжестве Литовском с помощью централизации государства. Главную ставку при этом он сделал на литовских феодалов. Чтобы снять оппозицию централизаторской политики, Витовт решил силой оружия ликвидировать систему наследственного надельного княжения.

Институт княжения был заменен институтом наместничества. Заместителями в западнорусских княжествах назначались представители центральной власти, преимущественно литовского происхождения. Но полной централизации Витовту достичь не удалось. Некоторые надельные княжества продолжали отстаивать свою независимость, получили областные привилегии в качестве гаранта своих прав. Особенно долгое время сопротивлялась Смоленская земля. Тем не менее Витовту удалось достичь определенных успехов в укреплении своего положения. А победа в Грунвальдской битве 1410 г., где войска Великого княжества Литовского сыграли определяющую роль, подняла политический престиж государства, что и отразилось на личном статусе Витовта. Используя  эти успехи, Витовт делает попытки прервать вассальные отношения с Короной Польской, достичь полного суверенитета, вплоть до создания отдельного королевства.

Новый политический кризис. Уния 1385г.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В 1377 г. Ягайло пытается лишить Андрея Полоцкого участия. Андрей бежит в Псков, где его второй раз избирают князем (первый раз – в 1342 г.). Затем для борьбы с Ягайло Андрей Полоцкий вступает в союз с великим князем московским Дмитрием Ивановичем Донским. Его союзниками стали также смоленский князь, Великий Новгород и Ливонский орден. Андрей Ольгердович грозит войной Литве. Над головой Ягайло собираются тучи. К тому же не без помощи приближенных и немецкого ордена у него испортились отношения с дядей Кейстутом (орден наживал себе дивиденды на внутренних междоусобицах в ВКЛ). Между Ягайло и Кейстутом разгорелись споры, и в 1381 г., использовав борьбу великого князя за Полоцк, Кейстут захватил верховную власть в государстве. Наступил новый политический кризис.

Через год взят в плен Ягайлом в Кревском замке Кейстут был задушен в темнице. Ягайло, чтобы удержаться на великокняжеский престоле, по примеру отца попытался дружить с одним из своих братьев – Скиргайлом. Скиргайле были подарены  Полоцкая и Трокская земли. Но полочане не согласились с таким решением. В 1381 г. они подняли восстание, которое длилось несколько месяцев. Как свидетельствуют источники, жители Полоцкой земли выгоняют Скиргайлу, заявляя, что не хотят иметь князя язычника. На самом деле проблема была не в религиозных различиях, а в том, что Скиргайло вместе с Ягайло были носителями совсем другой политической ориентации. Полочане защищали местные интересы своего боярства и городских верхов.

В 1381 г. в Полоцк вернулся князь Андрей Ольгердович.

Имел место и еще один фактор, что противостоял централизаторским стремлениям великого князя литовского. После разгрома татар в 1380 г. на Куликовом поле, в котором принимал участие Андрей Полоцкий, в западнорусских княжествах усиливается привязанность к Москве. Ее значение как крупного центра и крепителя Северо-Восточной Руси возрастает. Тенденция склонности к Москве серьезно беспокоило литовских феодалов и сказывалось на формировании внешнеполитического курса государственной власти. Был предложен метод ее нейтрализации через союз между Великим княжеством Литовским и Великим княжеством Московским. Начались переговоры о браке Ягайлы с дочерью Дмитрия Донского. Проект соглашения не только предусматривал принятие Литвой православной веры, но и содержал важный политический пункт: «а великому князю Ягайло быци в их воли». Ягайло предлагали права «младшего брата», вассала Дмитрия. Литовские князья и бояре сочли такой союз небезопасным  для себя и отклонили его.

Ягайло не смог победить центробежные тенденции и преодолеть политический кризис своими силами. Союз с Москвой не состоялся. Тогда он делает ставку на другую внешнюю силу – Польшу. К концу XIV в. складываются условия сближения Великого княжества Литовского и Польши. Этого требовала общая внешняя опасность – агрессия Тевтонского ордена. В будущем союзе каждая из сторон имела еще и свой внутренний интерес. Ягайло хотел у Польши получить поддержку для борьбы с политической оппозицией в западнорусских землях против усиления центральной власти в ВКЛ, преодолеть ее привязанность к Московскому княжеству, укрепить власть и положение (сын Кейстута Витовт готовился к борьбе за власть), а также продолжить экспансию на Русь, чтобы расширить источники доходов и укрепить материальную  базу своей власти. Польские феодалы также при помощи союза с Великим княжеством Литовским хотели решить некоторые свои проблемы: обезопасить себя от сильного и опасного соседа, а также расширить свои владения за счет княжества. Они претендовали на Волынь, Подолию и Галицкую Русь.

В 1382 г. польский король, который не имел наследника, умер. После двухлетних споров польские феодалы провозгласили королевой его дочь Ядвигу. Они надеялись, что ее мужем будет великий князь литовский Ягайло, который после брака станет и королем польским. В 1385 г. в Крево были выработаны условия государственно-правового объединения Литвы и Польши. На их основании 14 августа 1385 г. было подписано соглашение с Польшей, известное под названием Кревской унии. Со стороны Литвы унию подписали Ягайло и его братья Скиргайло, Корибут, Лингвен, Витовт. Они пообещали навсегда присоединить свои земли, литовские и русские, к Короне Польской. Ягайло обязался принять католичество вместе с братьями и всеми своими подданными.

В 1386 г. на Люблинском сейме Ягайло был избран польским королем. В том же году в Кракове он принял католичество и получил имя Владислав, был повенчан с польской королевой Ядвигой, затем коронован.

Условия унии 1385 г. были на руку польской знати, но не удовлетворяли ни литовских, ни тем более западнорусских, в том числе и белорусских, феодалов. Почему? Уния была не чем иным, как инкорпорацией Великого княжества Литовского в Корону Польскую на «все времена». Самостоятельное существование княжества прерывалось, оно сливалось с Польшей в единый политический организм под  главенством последней. Неслучайно после коронации Ягайло в Кракове со всех литовско-русских князей была взята клятва на верность королю, королеве и Короне Польской. Надельные князья становились вассалами Польши и теряли свою самостоятельность.

Кризисы государственной власти. Союз Ольгерда и Кейстута.

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Провести ее в жизнь пытались потомки Гедимина. Борьба централистских и федеративных начал пронизывает всю внутриполитическую жизнь ВКЛ в XIV – XVI вв. Результатом этой борьбы и были кризисы государственной власти, которые угрожали распродом государства.

Первый кризис возник вскоре после смерти Гедимина (1341).

Тот завещал великокняжеский престол своему среднему любимому сыну Евнуту. Это не пришлось по душе его старшим братьям, да и по политическим качествам Евнут был не на высоте. В результате братья отказались подчиняться его власти, государство находилось на грани распада, чем сразу воспользовались соседи: польский король заявил о своих претензиях на Волынь, на северо-западе два немецких ордена готовились к большому походу на Литву. Критическая ситуация  закончилась государственным переворотом. В сговор вошли двое из наиболее сильных братьев Евнута: Ольгерд и Кейстут. Евнут было свергнут. На великокняжеский престол был возведен Ольгерд, который пообещал поделить с Кейстутом поровну власть и все, что они «придобудут, город ли, волость ли и быть с ним до живота в великой милости и любви«. Территория государства была поделена на две большие части: вся восточная была под властью Ольгерда, западная принадлежала Кейстуту.

В Великом княжестве Литовском сложился своеобразный дуализм верховной власти, который подчинил остальных Гедиминовичей. Союз двух князей оказался слишком сильным благодаря их владениям, личным качествам и дружбе. Этот союз был чрезвычайно плодотворен. Как свидетельствуют источники, Ольгерд и Кейстут хорошо дополняли друг друга. Ольгерд превосходил своих братьев умом, политической предусмотрительностью и действенным характером. Летописцы объясняют это довольно «редкими для тогдашних князей качествами»: «большой трезвостью», абсолютным воздержанием от всяких хмельной напитков – вина, пива, меда. Альгерд был женат на русской княжне и долгое время жил в своем «русском» уделе, «усвоил себе русскую народность» и исповедовал православие. Кейстут, напротив, оставался чистым литвином-язычником и был очень популярен среди литовцев. Выделялся открытым доброжелательным характером и большой смелостью.

Пока жили оба брата, политическая жизнь в государстве была стабильная. Они достигли многого в укреплении  централистских начал в государстве и в господстве над западными землями Руси. Широко использовались военно-политические, культурно-религиозные силы подданных им земель. Организация православной церкви была поставлена на службу их интересам. Не только Ольгерд и его сыновья были крещеные но и многие князья и бояре приняли православие. К тому же борьба, которую вела Литовско-Русское государство с внешними врагами, в основном с немцами, не располагала отдельные ее части к сепаратизму.

Но положение начало меняться. Со второй половины XIV в. отчетливо возрастает роль крупных земельных собственников литовского происхождения в политической жизни государства. Это противоречило интересам и стремлениям белорусских, украинских и русских феодалов и закладывало основы нового политического конфликта. Началась борьба за гораздо большую долю феодальной ренты и экономические привилегии, за политические права, а главное – борьба против политической централизации Великого княжества Литовского.

Новый политический кризис возник в 1377 г. после смерти Ольгерда. Согласно предварительной договоренностью с Кейстутом, после смерти братьев их места на тронах должны были занять их любимые сыновья: Ягайло – вместо Ольгерда, Витовт – вместо Кейстута. Поэтому при поддержке Кейстута на великокняжеский престол был возведен Ягайло. Он, как и отец, своей главной целью ставил создание прочно объединенного под его властью централизованного государства, что соответствовало интересам поставщиков аристократии. Но эта задача была для Ягайло очень непростой по трем причинам. Во-первых, вначале реальную власть Ягайло получил только на территории своего отца Ольгерда. В Троках и всей западной части Великого княжества Литовского руководил старый Кейстут, который хотя формально и признал  власть племянника, но имел большой авторитет и реальную власть.

Во-вторых, у Ягайло существовали и проблемы династического характера. Андрей Полоцкий как старший сын Ольгерда претендовал на великокняжеский престол.

В-третьих, усиливалась оппозиция со стороны западнорусских княжеств, которые были недовольны политикой централизацией и были против идеи полного политического слияния с Литвой. Эти земли еще со времен феодальной раздробленности сложились в сильные политические организмы, которым привычно было жить самостоятельной жизнью, к тому же они были  экономически развиты. При этом не имели нужд в централизации не только князья Рюриковичи, но и правившие здесь Гедеминовичи, которые почувствовали вкус самостоятельности. В западнорусских княжествах назревало широкое общественно-политическое движение, направленное против укрепления власти великого князя литовского. Возглавил это движение на первом этапе Андрей Полоцкий.

Белорусские земли в общественно-политической жизни Великого княжества Литовского

Июнь 01, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Внутриполитическая жизнь Великого княжества Литовского складывалась под воздействием различных факторов: борьбы за власть между представителями литовской династии, дальнейшей эскалации литовского влияния на западнорусских землях, а также под воздействием противоречий на этнической, религиозной, имущественной и правовой основе. Оказывали влияние и особенности внешнеполитической ситуации. В результате этого великокняжеская власть в XIV – XVI вв. не раз находилась в политическом кризисе, что угрожало распадом государства. Каковы были причины этих кризисов, какими путями они преодолевались, и как это сказывалось на положении белорусских земель, мы сейчас рассмотрим.

Первое время после вхождения западнорусских земель в состав Великого княжества Литовского еще сохранялась их относительная автономность, внутренний строй и самобытность. Потомки русских князей династии Рюриковичей, которые остались на своих местах, продолжали управлять местным обществом вместе со своими боярами. Такими были князья Лукомские, Друцкие, Вяземские, Одоевские, Воротынские и др.. Великое княжество Литовское в XIV в. представляло собой конгломерат отдельных земель и владений, которые были объединены только тем, что подчинялись верховной власти великого князя литовского. В остальном западнорусские князья были полными хозяевами в своих владениях.

Постепенно ситуация начала меняться не в пользу белорусских и других западнорусских княжеств. Это было вызвано рядом причин: борьбой за власть в Великом княжестве после смерти Гедимина, стремлением великокняжеского престола к централизации государства, попытками укрепить господствующее положение в ней литовских феодалов, унизить бывшую роль и значение древнерусской династии. Последние достигалось разными способами. Большую роль играла система земельных дарований, которой придавалось важное политическое значение. Гедимин еще при жизни раздавал сыновьям вновь присоединенные земли на правах удельного княжения. После его смерти все Великое княжество Литовское было разделено на 8 частей.

Семь из них выпали сыновьям Гедимина: Манивиду, Наримунту, Карияту, Ольгерду, Кейстуту, Любарту и Евнуту. Восьмой, полоцкий удел, был отдан племяннику Гедимина – Любке. Внуки и правнуки Гедимина также владели западнорусскими землями. Сыновья Альгерда получили: Андрей – Полоцкое княжество, Дмитрий – Брянское, Константин – Черниговское, Владимир – Киевское. На Волыни (в Луцке) продолжал править брат Кейстута Любарт Гедиминович-Дмитрий Гедыминович. В  менее крупных волынских городах сидели сыновья Наримунта и Карията. В княжествах Пинском и Свислочском правили Наримунтавичи, а в Заславле – сыновья и внуки Евнута.

Свидригайло, сын Ольгерда, получил жалованной грамотой  1387 г. в Беларуси земли от своего брата Ягайлы: «… город Минск … со всеми людми и с землёю и со всякое пошлиною и с доходом и князи служебные«, а также г . Полоцк со всеми волостями, волости Свислочь, Бобруйск, Речицу, Пропойск, Любашаны, Игумен, Логойск и другие города и села «с людми и со усе доходы«. Большие владения получил в 1384 г. в Гродненской и Брестской землях сын Кейстута Гедиминовичей Витовт еще до того, как стал великим князем.

Некоторые литовские князья и влиятельные бояре, что являлись сначала представителями центральной власти в белорусских землях (заместителями, старостами) или придворными, стали со временем крупными земельными собственниками (Радивилы, Кежгайлы, Гаштольды, Насуты, Сангушки и др.).. Значительными владениями (с наступлением католичества) в конце XIV – XV вв. была наделенна католическая церковь, в частности епископство Виленское.

Расширялись также владения белорусских (Сапеги, Ильиничы, Валовичы, Тышкевичи) и украинских (Острожские, Ходкевичи) феодалов, которые проявили верность властной литовской династии.

Насаждение литовского землевладения имела целью расширить социальную базу великокняжеской власти, привязать славянские земли плотнее к центру. Но увеличение частных  владений имело для центральной власти и побочные результаты, потому что, раздавая земли, великий князь снижал свои собственные земельные владения (хозяйский домен). А это сокращало материальную основу его власти внутри страны. В то же время возвышение экономической роли крупного литовского боярства вело к возвышению его политической роли, что, в свою очередь, закрепляло федеративные тенденции в структуре государства.

Таким образом, тенденция к федерализации явилась результатом насаждения литовского влияния в западнорусских землях и была в определенной степени принудительной со стороны центральной власти, поскольку учитывала  полиэтнический характер государства и мощь русского компонента. Но заложенный с самого начала существования ВКЛ большой наклон в сторону федералистских начал не мог не вызвать у великокняжеской власти возникновения противоположной тенденции в политике к централизации.

Концепции возникновения ВКЛ

Май 28, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Второй пример – Пруссия. В конце XII в. она была окончательно завоевана немцами, а население онемечено, однако название своё не только не потеряла, но и расширила его на запад. В 1618 г. Пруссия была присоединена к Бранденбургу, но и после этого сохранила свое название, которое перешло на Бранденбург. Пруссией называлась долгое время Германское государство со столицей в Берлине. Пришлое название победило. Как нельзя считать, что название «Пруссия» расширялось из Берлина, так и нельзя считать, что название «Литва» расширялось из Вильнюса. Как название пруссов перешло на восточных немцев, и они стали называться тараканами, так и название «Литва» перешло на белорусских панемонцев, которые долгое время назывались литвинами.

Третий пример – Ливония, государство в Нижнем Подвинье (балтское племя ливов), была завоевано немцами (крестоносцами), а государство и племя сохранили прежние названия – Ливония, ливы.

Почему название «Литва» стала таким прочным и ее именем стала называться большое государство в Европе? Возможно потому, что находилась в центре страны (древняя Литва) или потому, что население сохранило название, котороя здесь было со времен балтской колонизации территории современной Беларуси. Возможно повлияли балтские корни (субстрат) славян-белорусов.

Сторонники новой (белорусским) концепции Великое княжество Литовское называют государством исключительно белорусским потому, что ее основой явилось Белорусское Понемонье с центром в Новогрудке и потому, что решающую роль в ее создании сыграли белорусские феодалы, так как господствующим были белорусская культура и белорусский язык. Почему Великое княжество Литовское на протяжении всей своей истории не сказало ни одного литовского слова? Вся Литовская метрика, государственные акты, документы, летописи, художественная литература писались на старобелорусском языке. Ни одна европейская страна в официальном обиходе не пользовалось родным языком, а употребляла латинский. Великое княжество Литовское было исключением из правил, поскольку пользовалось не латинским, а родным, старобелорусским языком. В период ВКЛ литовцы (жемайты) собственной письменности не имели.

Традиционная (литовская) и новая (белорусский) концепции возникновения ВКЛ – две крайние концепции, которые исключают друг друга. Есть еще и «умеренная» концепция – Центристская концепция образования Великого княжества Литовского. Ее суть сводится к следующему:

Великое княжество Литовское возникло в течение целого исторического периода: XIII в. – 70-е годы Х  в., а не в середине XIII в., как пишут историки-романтики. То, что возникло в Верхнем Понемонье при Миндовге и Войшелке в XIII в., надо полагать Литовским государством, государством Миндовга или просто Новогрудским княжеством. Только с деятельности Гедимина в начале XIV в. можно рассматривать процесс образования Великого княжества Литовского. Где была древняя Литва, сторонники этой концепции не пишут, они не опровергают М. И. Ермоловича, но  считают, что Литва существовала больше, как указано в его работах, тянулась вплоть до Вильнюса (не до Молодечно, а до Вильнюса!).

Ведущей силой в образовании ВКЛ стали белорусские и литовские феодалы. Но литовские феодалы к середине XV в. играли решающую роль в жизни страны, они в гораздо большем количестве были представлены в  высшем государственном органе – паны-советы. По данным историков, в конце XIV в. в паны-советов ВКЛ литовцев было 84%, белорусов – 9%, во второй четверти 15 в. литовцев – 67%, белорусов – 17%.

Все князья ВКЛ были литовского происхождения, в то время как историки-романтики приписывают им славянское происхождение. Они (Гедеминовичи) не называли себя русинами, до Кревской унии 1385 г. были язычниками, а славяне – православными. До Люблинской унии 1569 г. литовские феодалы преобладали над белорусскими и польскими: с 13 магнатских родов 2/3 были литовскими. Государственной религией был католицизм, православных епископов даже не пускали в пан-совет. Почему на втором плане оказалось православие? Как это соединить с утверждением историков-романтиков о том, что ВКЛ – это белорусское государство?

Приведенные факты позволяют сделать вывод о том, что к середине XV в. Великое княжество Литовское – это литовско-белорусское государство.

Первоначально на западнорусских землях белорусские феодалы чувствовали себя неплохо, довольно свободно. Но после Кревской унии 1385 г. в связи с распространением католицизма в среде белорусских феодалов появились оппозиционные настроения. В 30-х годах 15в. в ВКЛ состоялась гражданская война. Специальные привилегии белорусской и литовской шляхты были уровнены в правах, белорусский знать допускалась в пан-совет. С середины 15в. роль белорусской знати возросла. В первой четверти XVI в. в пан-советы ВКЛ литовцы составляли 46%, белорусы – 38%. За 19 лет до Люблинской унии 1569 г. белорусы и украинцы составляли большинством в пан-советах ВКЛ.

Таким образом, во второй половине XV и в XVI вв. Великое княжество Литовское существует как белорусско-литовское государство.

Рассмотрев традиционную (литовскую), новую (белорусскую) и центристскую концепции образования Великого княжества Литовского, правомерно поставить вопросы:

«Почему у них не хватило места украинцам и русским?» Разве эти народы не имели отношения и не оставили свой след в истории государства? По нашему мнению, Великое княжество Литовское было полиэтничном государством четырех основных народов – белорусского, украинского, русского и литовского. По данным Г. Лавмянского, в 1528 г. численность населения Литвы, Беларуси и Подляшья составляла гораздо больше 2 млн человек, население всего ВКЛ – гораздо больше за 2,5 млн, в 1569 г. – соответственно 2,5 и 3,5 млн человек . Литовское население составляла всего 20%, славянское – почти 80% всего населения Великого княжества Литовского.

Убийство Войшелка. Великим князем литовским становится Трайден.

Май 28, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Теперь была очередь Войшелка. Но он разгадал намерение Тройната. Войшелк перетянул на свою сторону Пинск, который уже давно чувствовал на себе бремя зависимости от галицко-волынских князей. Он внимательно следил за событиями в Литве, не спешил с открытым вмешательством в ее дела. Он хорошо понимал, что феодалы Литвы не будут мириться с жемойтским господством, возможно раздувал эти противоречия, что и дало свои результаты. Тройнат был убит слугами Миндовга. Смерть Тройната означала крах намерений жемойтских феодалов объединить все балтско-литовские земли вокруг Жемойтии.

Узнав об убийстве Тройната, растерянность и безвластие в положении Литвы и Жемойтии, Войшелк начал полное и окончательное завоевание Литвы, при этом он опирался на силы Новгородка и союзного с ним Пинска. Будучи проводником политики Новгородских феодалов, Войшалк жестоко расправился с литовскими феодалами, большинство которых было уничтожено, а часть разбежалась. Но силы Новогрудка и Пинска хватило лишь для завоевания Литвы. Войшелк снова идет на союз с галицко-волынскими князьями, признает их верховную власть над собой, так как после смерти Данилы Галицкого обозначился распад этого феодального государства. С помощью Шварна и Василько Войшелк не менее жестоко расправился с феодалами Деволтвы и Нальщанов и присоединил эти земли к Новогрудку.

Захват Новогрудком Литвы, Деволтвы и Нальщанов был одновременно и ударом по Полоцку. Чтобы пользоваться и в дальнейшем материальными ресурсами и военной силой литовско-балтийских земель, он должен был признать волю Новогрудка. Подчинение Новогрудку, видимо, произошло в 1265г.

Летописные источники ничего не говорят о том, завоевал ли Войшалк Жемоитию. Возможно, чтобы осуществить эту цель, для чего нужна была помощь галицко-волынских князей, он отдал свое княжество Шварна, а сам опять пошел в Галицкую землю. Эта передача не понравилась брату Шварна – галицкому князю Льву Даниловичу, который сам хотел обладать Новгородской и Литовской землями, связанными теперь в единое целое. Он и убил Войшелка. Великим князем литовским стал Трайден, который продолжал политику своего предшественника.

На основе анализа этого большого фактического материала М. Ермолович делает вывод о том, что объединение Войшелком Новогородской, Пинской, Налынчанской, Дяволтвавскрй, Полоцко-Витебской и Литовской земель в единое государство было фактически прочным началом образования Великого княжества Литовского. Но если присоединение балтийских земель Литвы, Налипчанов и Дзяволтву к Новгородку было насильственным, то присоединение Пинска, Полоцка и Витебска проходила добровольно. Также позже к Великому княжеству Литовскому присоединялись и другие белорусские земли. Решающую объединительную роль в складывании и начальной истории Великого княжества Литовского имел прежде Новогрудок. Недаром же и герб этого города – всадник с мечом в руке – стал государственным гербом Великого княжества Литовского (Ермолович М. И. По следам одного мифа. С.82).

Сторонники новой (белорусской) концепции разъясняют, почему именем завоеванной земле – Литвы – страна стала называться Великим княжеством Литовским, а не Новгородской государством. Они приводят исторические аналогии, исключения из правила, когда государство не называется именем доминирующей части. Так, современная Россия первоначально называлась Московским княжеством, которое составляло центральную часть, стержень этого государства. Потом московские князья берут древнее название «Русь» и присваивают ее своему государству. Известно, что под Русью ранее понимались Украина, Киев, Чернигов, Перееслав; потом это название распространилось на восток и север, а Моссковское княжество (государство) стала называться Русью, Россией.

Хитроумный план Войшелка. Начало открытой вражды между Войшалком и Миндовгом.

Май 28, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

От имени истощенной и побежденной Новгородчины Войшелк заключил мир с галицко-волынскими князьями, стремясь бывших врагов перетянуть на свою сторону и на некоторое время опираться на их помощь. Гарантией этого стало замужество дочери Миндовга и сына Данилы Галицкого – Войшелк выдал «дочерь Миндовгову и свою сестры за Шварна». Для обеспечения прочности соглашения Войшелк делает дальновидный политический ход – отдает Новгородскую землю вместе с городами «Новогородок … Вослоном …. Волковыск» и остальными городами сыну Данилы Галицкого – Роману.

Он окончательно входит в доверие галицко-волынских князей, которым владение Новгородчиной открывало дорогу к литовским и полоцких землям. Войшелк знал внутренние и внешние противоречия Галицко-Волынской земли, предвидел ее неминуемое ослабление, в результате которого она не только не сможет удержать за собой Новгородскую землю, но и сама станет объектом захвата соседями. Он разжигает противоречия между сыновьями Данилы Галицкого – Шварном и Романом – в их притязаниях на Новгородскую землю, а жителям этой земли обеспечивает на некоторое время мирную жизнь.

Отдав новогрудскую землю под надежную охрану галицко-волынских князей, Войшелк ушел «до Галича к Данилови князю и Василькови, хотя прняти мнискн чин». Притворившись богобоязненным монахом, он свое пребывание в Галицкой земле использовал для подготовки крещения Литвы. Три года Войшелк находился в Полонинском монастыре, где собирал монахов для основания монастыря в Новгородской земле. Больше того, он пошел в Грецию, в Афонский монастырь, опять же, по-видимому, с целью привести и оттуда монахов.

Галицко-волынские князья поверили в намерение Войшелка стать монохом и отпустили его (есть версия о том, что Войшелк находился там в качестве заложника для обеспечения безопасности Роману в Новгороде). Войшелк вернулся на Новгородскую землю не позднее чем в начале 1258. Он не раскрыл сразу своих политических намерений, продолжал носить маску боясь Бога монаха, основал монастырь в д.Лавришево, между Новогрудком и Литвой, как окружение будущего крещения язычников.

Для освобождения от Галицко-Волынской зависимости Войшелку нужно было найти союзника. Он обратил внимание на Полоцк, где в то время княжил Товтивиле (по примеру Новгорода Полоцк решил прикупить законного наследника Литвы). Использовав гнев Таутивила к галицко-волынским князьям, опираясь на его помощь и через вероломство, Войшелк в 1258 пленил Романа Даниловича (возможно, убил его) и стал полноправным хозяином Новгородской земли. Только сейчас галицко-волынские князья поняли, какую они сделали ошибку, отпустив Войшелка. Данила Галицкий пошел на Новгородскую землю, захватил Волковыск, послал отряд на Зельву, а сына Льва – на Гародень. Однако галицко-волынские князья не имели сил, чтобы справиться с Войшелком и вернуть себе Новгородскую землю. Они подчинялись власти монголо-татар, которые в этом же 1258 заставили их участвовать в походе на Литву.

На это время приходится начало открытой вражды между Войшалком и Миндовгом, Новгородом и Литвой. Миндовг порывает с орденом, отрекается от христианства, снова переходит в язычество, по предложению жемойтского князя Тройната принимает власть над языческой Жемойтияй. Под его властью оказались все балтско-литовские земли. Но Тройнату нужна была не столько власть Миндовга, сколько помощь Литвы в борьбе с орденом. И если это борьба закончилась победой Жемойтии, сразу же началось соперничество феодалов Жемойтии и Литвы, внешним проявлением чего была взаимная вражда между Тройнатом и Миндовгом. На сторону Тройната перешел налынчанский князь Довмонт, у которого Миндовг забрал жену. Мстя ему, Довмонт убил Миндовга и двух его сыновей. Тройнат организовал также убийство полоцкого князя Таутивила, что выводила Полоцк из борьбы за литовское наследство.

Образование Великого княжества Литовского. М. Ермолович.

Май 28, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

В это время Новгородская земля освободилась от зависимости от галицко-волынских князей в первую очередь потому, что их земля была опустошена монголо-татарским нашествием. Соседняя Литва из-за внутренних и внешних обстоятельств также значительно ослабела. Перед Миндовгом была поставлена задача расширения территории Новгородской княжества за счет Литвы. В такой ситуации Миндовг для новогородцев был хорошей находкой: обиженный своими соотечественниками, он был заинтересован в мести своей бывшей родине. Этот опыт Новогородка позже успешно  использовали полоцкие и псковские феодалы.

Миндовг приступает к выполнению задания новогородцев – завоевания Литвы. Подговорив своих племянников, Таутивила и Едивила с их дядей  Викинтом идти под Смоленск, Миндовг обещал отдать им все, что они захватят во время похода. Этим самым Миндовг хитростью фактически изгнал из Литвы Таутивила, Едивила и Викинта, «вражбою ведь за ворожьство с ними Литву зане, понмана бе вся земля Литовьская». Эти слова Ипатьевской летописи подтверждают, что Миндовг был перебежчиком в Новогрудок, а не его завоевателям. Ведь если бы он из Литвы завоевал Новогрудок, то зачем ему было занимать Литву? Слова «понмана бе вся земля Литовьская» говорят, что Миндовг к этому не владел ни одной частью ее. Значит, он прибыл в Новогрудок, потеряв Литву (Ермолович М. И. По следам одного мифа. С.61).

Далее М. Ермолович делает вывод, что образование Великого княжества Литовского началось не с завоевания Новгородской земли Литвой, а, наоборот, с завоевания Новгородской землей Литвы. Это завоевание новгородские феодалы осуществили своими силами при помощи перебежчика из Литвы Миндовга. Последний, мстя князьям Литвы за их «ворожьство» к нему, отбирая «бесчисленное имение их», действовал в интересах новгородских феодалов. И поэтому не удивительно, что феодалы Литвы оказали упорное сопротивление Миндовгу.

Товтивиле, Едивил и Викинта, как и другие изгнанники, потеряв опору на своей земле, обратились за помощью к галицко-волынским князьям Даниле и Васильку, которые хотели не допустить объединения западнорусских земель во главе с Новогрудком. На эту роль претендовали сами галицко-волынские князья. В течение 1248 – 1254 гг. Новгородская земля стала ареной жестоких боевых действий. Страшные разрушения принесли ей три похода галицко-волынской армии. Миндовг оказался плохим политиком: он пошел  на союз с орденом, с крестоносцами, принял католичество и в 1252 г. получил от папы римского королевскую корону, но не остановил галицко-волынского наступления. Первая попытка покорения Литвы Новгородской землей закончилась неудачей.

М. Ермолович утверждает, что роль Миндовга в истории явно преувеличена. Он фактически не был создателем Великого княжества Литовского, как это до последнего времени объясняется в литературе. Не он сделал своей столицей Новогрудок, а Новогрудок избрал его своим князем. Не литовская власть осуществлял здесь Миндовг, а был исполнителем государственных стремлений Новогрудка. Поэтому, не оправдав надежд новогрудских феодалов, он и потерял новгородскую  должность.

Таким образом, Новогрудок постигла неудача. Князь-перебежчик Миндовг ему изменил. И все же Новогрудским феодалам нужен был князь-литвин, который, захватив Литву, мог бы появиться там как наследственный хозяин. Таким князем стал сын Миндовга 32-летний Войшелк – тонкий политик и дипломат, решительный и вероломный в достижении своих целей, православный фанатик, который навсегда связал свою судьбу с Новогрудком. В этом отношении Войшелк напоминал перебежчика Далмонта, который, несмотря на литовское происхождение, верно служил Пскову и православию, за что после смерти был объявлен святым.

Новая (белорусская) концепция образования ВКЛ.

Май 28, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Примерно с XVI в. термином «Литва» начинает обозначаться вся территория современной Литвы (бывшие Аукштайтия и Жемойтия), впервые встречаются упоминания о литовском языке, литовском праве в сегодняшнем понимании принадлежности к Литве. Магнаты Гедройцы, например говорили о том, что они литовцы, а не русины. Польский историк Я. Длугош отмечал, что литовец – это жэмойтец. И только в начале XX в., когда завершился процесс образования белорусской нации, название «Беларусь» закрепилось за Белорусским Понемоньем, вытеснив оттуда название «Литва», которая с тех пор стала относиться только к современной Литвы.

Историки не только сформулировали новую (белорусскую) концепцию образования ВКЛ, уточнили место древней Литвы, но и, опираясь на летаписи и  другие источники, использовали аргументы и факты для защиты разработанной ими концепции.

Какие же это аргументы и факты?

Во-первых, сторонники новой (белорусской) концепции считают, что никакого ослабления белорусских земель в XII – начале XIII в. не существовало, междоусобной борьбы тоже не было. Летописи и другие источники не зарегистрировали таких фактов. Более того, Тевтонский орден крестоносцев объединял белорусские княжества. В конце XII в. крестоносцам удалось захватить Нижнее Подвинье – Кукенойс и Герцике – и тем самым отрезать Полоцкое княжество от Балтийского моря. Сил противостоять крестоносцам у полочан не хватило, не помогли им новгородцы и псковичи. Это ослабило Полоцкое княжество. Центр общественно-политической жизни начал постепенно перемещаться из Подвинья (Полоцкого княжества) в Понемонье (Новгородское княжества).

Во-вторых, Литва, прежде чем приступить к завоеванию земель западнорусов, делала походы на Новгородчину, Псковщину, Смоленщину, богатела и  укреплялась. Походов было много, это отмечают летописи. Все походы, кроме двух, закончились неудачей для литовцев. Об этом ничего не говорилось в дореволюционной и советской историографии. Почему? Потому что литовцы якобы имели более совершенную военную организацию, чем западнорусы; они последних завоевывали, и ни в коем случае не наоборот.

В-третьих, М. Ермолович считает, что главным вопросом, который поставил все с ног на голову, было отождествление современной Литвы с древней Литвой. Последняя была исторической областью Беларуси, ее надо искать рядом с Полоцкой, Турово-Пинской и Новгородской землями. Древняя Литва оставила на территории Беларуси «автографы» в виде названий деревень «Литва» в Слонимском (Гродненская обл.), Ляховичском (Брестская обл.), Узденском, Столбцовском, Молодечненском (Минская обл.) районах. Эти названия (топоним «Литва») совпадают с летописным.

Как же, по мнению М. Ермоловича, шел процесс образования Великого княжества Литовского?

Начало образования ВКЛ как в литовской, так и белорусской историографии связывается с деятельностью литовского князя Миндовга. Первый раз его имя упоминается в договоре 1219, где он вместе с другими балтско-литовскими князьями обязался перед галицко-волынскими князьями выступить против поляков. В 1237 и 1245. Миндовг выступал на стороне Данилы Галицкого против Конрада Мазовецкого и черниговского князя Ростислава. Где-то в промежутке 1245 – 1246 гг. Миндовг был приглашен куронами для помощи им в борьбе с немцами. Однако под крепостью Амботен он потерпел страшное поражение и  должен был отступить.

Крестоносцы напали на его владения и, хотя не взяли его укреплений, однако нанесли большие опустошения и разрушения его земле. Это не могло не привести к ослаблению позиций Миндовга в Литве, что и использовали его противники. В междоусобной борьбе, которую они начали против Миндовга, он потерпел поражение и был вынужден бежать в Новогрудок. Там он где-то в конце 1246 – начале 1247 принимает «веру христианскую от Востока со многими своими боярами», что свидетельствует о том, что Миндовг не завоевывал Новогрудок, а был избран князем (как в 1266 перебежчик Довмонт бежал в Псков, принял там христианскую веру и был избран князем). Если бы Миндовг был завоевателем, ему не нужно было бы принимать православие. Значит, Миндовг появился в Новогрудке не как завоеватель, а как перебежчик, сбежавший из Литвы вместе со всем своим родом и окружением (Ермолович М. И. По следам одного мифа. С.56 – 61).

Древняя Литва.

Май 28, 2011 Автор: radzimaby Рубрика: История Беларуси

Древняя Литва – большая загадка истории. Ее старались разгадать, но и сегодня здесь вопросов болше, чем ответов. В письменных источниках уже в XI в. на территории Беларуси отмечается топоним «Литва». Во время походов 1040 и 1044. киевский князь Ярослав Мудрый «разбил Литву на полях слонимских и завладел ей до Немана».

Первоисточник о событиях XII – XIII вв. также свидетельствуют о том, что древняя Литва находилась на территории современной Беларуси. Ипатьевская летопись 1159 сообщает о том, что минский князь Володар Глебович «ходяше под Литвою д. Лесех», а  1162, что он же выступил на своего противника «с Литьвою». Запись Ипатьевской летописи 1262 свидетельствует о том, что князь Войшалк «учини собе монастырь на реце на Немне, межи Литвою и Новым городком». Известно, что Войшелк основал монастырь там, где сейчас находится д. Лавришево (на северо-восток от Новогрудка, в направлении Минска). Значит, Литва находилась между Новогрудском – на западе и Минском – на востоке княжествами.

На юге древняя Литва граничила с Турово-Пинской землей. В летописных сведениях о Новогрудке 50 – 70-х годов XIII в. говорится о проникновении галицко-волынских князей из Литвы в этот город. Так, Ипатьевская летопись 1253 подтвердила, как галицко-волынские князья, идя через Минск на Новогрудок, встретили на своем пути Литву, которая врагов «гнаше через болотов до реки Щарье» (левый приток Немана – Щара). Наконец, сопротивление Литвы было сломлено, земля Новгородская завоевана. На севере летописная Литва граничила с Полоцким княжеством по Березине (приток Немана).

По мнению некоторых ученых XIX в., Древняя Литва находилась в междуречье Вилии и Немана, где-то в районе Вильнюса, Троков, Лиды, Гродно. Другие исследователи считали, что Литва занимала значительно большую территорию – от Браслава до Минска, от Бреста до Жемайтии, включая всю Аукштайтию. Русские исследователи, изучавшие Северо-Западный край, считали, что Литва XI – XIII вв. находилась на западе от Минска; жителей этой исторической области современной Беларуси называли литвинами. Например, русский историк Н. Надеждин писал: «Собственно в Литве» на нём (литовском языке, -Я.Н.) говорят уже очень немногие, а именно: одно селение в повете Вилейском, несколько сел в уездах Новогрудском и Слонимском» (Надеждын Н. П. Северо-Западный край империи / / Журнал. М-во внутренннх дел. 1843. № 2. С.219).

Как видно, М. Ермолович не является первым историком, который летописную Литву искал на территории современной Беларуси. Заслуга Ермоловича в том, что он на основе первоисточников уточнил границы древней Литвы, которая, по его мнению, занимала территорию от Молодечна до Заславля и Дзержинска (восточная граница Литвы проходила приблизительно в 30 км от Минска), далее к современным Барановичам, Ляховичам и Слониму. Западная граница древней Литвы проходила примерно в 20 км от Новогрудка, где-то в районе Карелич. По неманской Березине проходила граница между Литвой и Полоцким княжеством.

Что касается восточной части современной Литвы, то в ХI-ХIII вв. она называлась Аукштайтией. Позже в связи с переносом столицы государства из Новогрудка в Вильнюс (около 1323 – 1326) название «Литва» из Верхнего Понемонья постепенно начало переходить на восток современной Литвы и закрепляться там. Но одновременно она продолжала оставаться и на прежнем месте еще целые века. М. Ермолович в книге «По следам одного мифа» (с.28 – 29) приводит доказательства этого.

В Могилевской хронике 1695 говорится, что литовское пограничье проходило недалеко от Минска и Слуцка. Декабрист А. Бестужев, живший в 1821 г. на территории современного Воложинского района, петербургским знакомым сообщил такой свой адрес: «Литва, д.Виганичи, в 40 верстах от Минска». А. Мицкевич (1798 – 1855), родившийся около Новогрудка, свою отчизну называл Литвой. Белорусский писатель В.Дунин-Марцинкевич (1807 – 1884) считал, что он вырос среди литвинов. Так же уроженец Гроденшчины К. Калиновский, революционная деятельность которого приходится на 60-е годы XIX в. и который всегда обращался к своему народу на белорусском языке, как правило, называл родной край Литвой.